Политика

Николай Статкевич: герой, политик, человек

640 Андрей Егоров

Освобождение политических заключенных приведет к улучшению отношений Беларуси с Евросоюзом и США, но не к признанию выборов и его победителя. Авторитета Статкевича сейчас хватит для запуска реального протестного движения, но для этого ему нужно действовать вразрез с планами беларусских властей – и вразрез с привычной мышиной возней оппозиционных лидеров.

Освобождение шести политических заключенных, самым знаковым из которых является Николай Статкевич, уже породило волну различных интерпретаций относительно политической значимости и смысла этого события. Но попробуем оставить в стороне эмоции и радость от того, что несправедливо осужденные люди вышли на свободу и отбросить спекулятивные рассуждения о логике беларусских властей в этой ситуации. Посмотрим на сухой остаток.

Сухой остаток

1. Освобождение шести политических заключенных формально дает основания для заморозки ограничительных мер Евросоюза в отношении Беларуси. В ближайшее время, если не появится новых обстоятельств (осуждение задержанных «граффитистов» или массовые репрессии в ходе выборов), европейские санкции будут приостановлены.

2. Освобождение политических заключенных никак не влияет на ход политической кампании-2015. Оно не делает участие в ней более политически осмысленным, равно как не свидетельствует о политической либерализации режима, точно также как и не придает этим выборам большей демократичности, свободы и легитимности. Собственно политическая ситуация может возникнуть только после этих выборов, но никак не вовремя этой бессмысленной электоральной кампании.

3. Николай Статкевич, последний из репрессированных кандидатов в президенты на выборах 2010 года, вышел на свободу. Это ставит финальную точку в истории политически глупой и бестолковой политической кампании 2010 года. Это, в том числе, снимает все моральные ограничения с основных ее фигурантов – теперь они могут раскрыть до сих пор скрытые от общественности обстоятельства, которые привели к эксцессу 19 декабря 2010 года.

4. За годы тюремного заключения своим мужественным поведением и стойкостью Статкевич завоевал симпатии очень многих (если не большинства) политических противников нынешнего режима. Статкевич не сломался, не стал просить о помиловании у Лукашенко, и этим одержал абсолютную моральную победу. Статкевич выходит на свободу как герой и символ сопротивления.

5. Статкевич выходит в практически пустое, не занятое другими политическими фигурами поле. Ни одного из актуальных кандидатов в президенты нельзя рассматривать всерьёз, равно как и самого популярного по опросам общественного мнения Некляева после его непонятного ухода-возвращения в политику. Именно на Статкевича сейчас будут обращены взгляды тех, кто не видит перспектив в этой политической кампании. Именно от него будут ожидать ответов о плане и стратегии дальнейших действий оппозиции.

В итоге для внешней политической ситуации это событие влечет важные последствия, но практически ничего не меняет во внутренней ситуации в стране. Возможные внутриполитические следствия будут зависеть от того, что сделает или не сделает Николай Статкевич.

Внешний контур

Итак, беларусские власти и их подельники, несмотря на все свои заявления и действия ничего не смогли сделать для снятия санкций и возобновления реального сотрудничества с ЕС без выпуска политических заключенных. Не помогло ни лоббирование снятия санкций некоторыми странами ЕС, ни аналогичные попытки ряда общественных структур в Беларуси, ни изменение геополитической конъюнктуры из-за военной агрессии России против Украины, ни заседания «нормандской четверки» в Минске, ни «минские соглашения» и прочие внешнеполитические «прорывы».

Все что происходило в отношениях Беларуси и Евросоюза с ноября 2013 года было дипломатическим диалогом, согласованием позиций, разработкой планов будущего сотрудничества, но не реальными действиями. ЕС никогда не снимал требования об освобождении политических заключенных, соответственно только сейчас с их выходом на свободу, открываются перспективы для реальных проектов и программ сотрудничества.

Освобождение политических заключенных не является основанием для признания беларусского политического режима законным. Кроме того, сегодня-завтра могут появиться новые политзаключенные: задержанные «граффитисты» уже признаны таковыми правозащитниками.

Факт освобождения также мало влияет на возможность признания выборов международным сообществом свободными и демократическими. Для этого выборы должны быть проведены в соответствии с международными стандартами, чего не случится из-за логики функционирования авторитарного режима.

Но сама ситуация отсутствия политических заключенных более позитивно характеризует контекст проведения выборов. Наряду со свободным сбором подписей, большей либеральностью в агитационной кампании и т.п. это будет признано наблюдателями ОБСЕ «улучшениями избирательного процесса».

И если не случится чего-то похожего на 19 декабря 2010-го, то в итоговых оценках мы получим непризнание выборов, а значит и их победителя, но увидим констатации «существенного прогресса» или хотя бы просто «прогресса». И этого будет достаточно для нормализации отношений Беларуси с Евросоюзом и США.

Герой и Площадь

Статкевич вышел из тюрьмы как герой и символ. В этом качестве он приковывает к себе надежды и ожидания достаточно большого количества людей, готовых откликнуться на его призыв. Потенциально это создает возможность собрать если не массовую Площадь, то достаточное количество людей для протеста в день выборов.

Сам Статкевич в недавних интервью подчеркивает право граждан на мирный протест и «не понимает страха перед Площадью». Герой будет на Площади, но от этого протест не станет более управляемым и организованным, что создает потенциально опасную ситуацию.

Все вновь окажется в руках беларусских властей, в том числе и тех сил, которые спровоцировали эксцесс в декабре 2010. Это значит, что вновь возможны провокации, массовые аресты и новые политические заключенные. Их будет достаточно, чтобы прекратить всякую нормализацию отношений с ЕС и США.

Политик и среда

Политик как экранный образ и символический персонаж создается не только поведением реального человека-политика, но и усилиями команды людей вокруг него. То, как будет действовать Николай Статкевич, сейчас зависит не только от его собственного понимания, но и от того какой образ ситуации и образ действий будет предлагаться ему его окружением.

Эта среда, скорее всего, будет навязывать ему стандартные шаблоны и поведенческие клише традиционной оппозиции. Год, максимум полтора, действий в режиме повторения типичных для прошлого Статкевича-политика высказываний и действий – и от образа нового Статкевича-героя ничего не останется. И другие оппозиционные политики ему в этом с радостью помогут.

Стратегии и действия

Для конвертации существующего символического капитала Статкевичу необходимо действовать вразрез с планами беларусских властей и вразрез с привычной мышиной возней оппозиционных лидеров. Авторитета Статкевича сейчас хватит для запуска реального гражданского движения, и начаться оно может с морального и символического противостояния жлобской беларусской диктатуре. Но сделать этого нельзя без теоретической работы и серьезного анализа ситуации.

У Николая Статкевича и команды его бывших соратников этого ресурса нет. Будут ли они его искать?

Комментировать