Жизнь

«Не родила». В чем сторонники «естественных» родов обвиняют переживших кесарево сечение

4730 Янина Мельникова

Фото: Laura Francesconi

 

Родить по-человечески – это не про «всё должно быть естественно» и «как матушка-природа решила». Это – про человеческое отношение ко всем без исключения роженицам. В том числе тем, кто проходит через операцию кесарева сечения, а затем сталкивается с психологическим давлением со стороны других женщин. Правда и мифы про кесарево  в истории женщины, которая его пережила, и комментарии акушера.

Собеседница «Журнала» не хочет, чтобы в медиа звучало ее имя («придумайте любое»), а тем более – публиковались хоть какие-то фотографии, «даже со спины». Но просит, чтобы ее история была рассказана подробно и честно: «Потому что таких, как я, наверняка много».

История женщины, пережившей кесарево сечение

– В последнее время журналисты много пишут про нормальные условия родов, про комфорт, про доброжелательное отношение, про мужа или доулу рядом, которые за руку подержат. А я просто хочу рассказать свою историю.

У меня – двое детей. Старшему сыну – четыре, дочке – только исполнился год. Моя первая беременность свалилась на меня как снег на голову. Мы с мужем, конечно, планировали беременность, но когда-нибудь позже. Когда квартиру достроим, в отпуск съездим. В общем, так многие, наверное, говорят. Но получилось, так получилось. Мы не жалели. Просто когда начался токсикоз, потом – отеки, потом – сохранение, думала, что лучше бы в другой раз.

Роды были тяжелыми, но, наверное, легкими они у единиц бывают. Хотела бы я, чтобы рядом был муж? Тогда не думала об этом. У нас в палате никто с мужем не рожал. Удел мужей был под окна прийти. Особо романтичные – с шариками и краской. Писали на асфальте: «Спасибо за дочку!» или «Спасибо за сына!» Мой муж просто с цветами пришел. Цветы в палату, конечно, никто не передал. Так и ушел с ними.

Потом на выписке все было так сумбурно. Зимой бежали с конвертом до машины. Даже про совместные фото забыли на пороге роддома. Уже дома отдышались, развернули сына. Так муж впервые его и увидел. Привыкал к ребенку несколько месяцев, наверное. Все боялся в руки взять. Но, не зря же говорят, что отцу надо научиться любить ребенка. Он же его девять месяцев не вынашивал.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Но я не о сыне хочу рассказать. О дочке. Ко второй беременности я готовилась. Витамины пила, гуляла перед сном, к морю всей семьей съездили почти на месяц. Очень хотелось оздоровиться, подготовить организм.

И поначалу все пошло неплохо. И токсикоза почти не было. И на работу чуть ли не до девятого месяца ходила. Потому вердикт врачей – «Кесарить!» – был как снег на голову. Не хочу говорить, в чем причина, но других вариантов просто не было.

Я поплакала, конечно. Операция, страшно. Как рожать, уже знала, а что такое «кесарево» – понятия не имела.

КСТАТИ

Кесарево сечение – проведение родов с помощью полостной операции, при которой новорожденный извлекается через разрез брюшной стенки матки. В большинстве случаев проводится по медицинским показаниям.

Даже не шрам меня пугал, а наркоз. Врачи сказали: «Не переживай, уколем в спину, будешь в сознании». Меня такая перспектива еще больше испугала. Но лучше уж так, чем не видеть своего ребенка, пока из реанимации в палату не переведут.

Операция прошла, как мне показалось, стремительно. Раз – и уже ребенок в руках у врачей. Спокойная, даже, показалось, что улыбается, моя девочка. Конечно, ей же не пришлось себе дорогу пробивать. Просто взяла и появилась на свет.

Мне ее даже на грудь на минутку положили. И унесли. Потом были сутки реанимации. Потом – еще пять дней в роддоме. После сильных обезболивающих, когда стало отпускать, еле ноги двигала. Все-таки, что ни говори, а операция-то – полостная.

И вот, на второй или третий день тянусь вдоль стеночки на пост, за шов держусь, а на встречу акушерка пожилая, бурчит под нос: «В наше время неженок не было. Все рожали. А эти сейчас – лишь бы кесарево! Не хотят рожать…»

И знаете, я тогда только поняла: «Я ж дочь не родила». Пришла в палату, реву. В кувезе моя кровиночка сопит, точная копия бабушки. Красивая, здоровая девочка. А я на нее как будто права не имею. Не родила же.

КСТАТИ

Медицинские показания для проведения операции кесарева сечения делятся на абсолютные и относительные. К первым относятся опухоли матки и яичников, предлежание плаценты, преждевременная отслойка, угроза разрыва матки, неправильное предлежание плода, сужение таза и несоответствие его размеров головке плода и некоторые другие.

Домой выписалась, мне подруги звонить стали, поздравляют, спрашивают, как роды прошли. А мне так стыдно: не рожала я, доктора надрез сделали, ребенка достали. Ни схваток, ни потуг, ни минут отключки, как с сыном. Раз – и все.

Я пошла на женские форумы – почитать, поддержку найти. А там через один комментарий – про то, как это плохо – кесарево; про то, что это родами не считается; что кесарево – «для слабаков». Некоторые женщины вообще писали, что нельзя одинаково любить того ребенка, которого рожаешь в муках, и того, которого из тебя достают, как из вскрытой консервной банки.

Я три месяца про это думала. Мысленно просила у дочери прощения. Каждую ее детскую болячку, каждую бессонную ночь списывала на то, что «не по-человечески» ее на свет произвела. Себя саму недо-женщиной, недо-матерью чувствовала. Все хотелось как-то «искупить»…

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

А потом прочитала, что в Израиле, например, муж может присутствовать и при кесаревом сечении. И меня ошарашила мысль: правильно, ведь это же не просто операция, это таинство, это особый ритуал появления человека на свет.

Да – иначе; да, со скальпелем, со швами, но ведь не это главное. Главное – я носила ребенка, я его чувствовала девять месяцев, я с ним разговаривала, пела ему. А потом, в назначенный день и час, в назначенном месте собрались люди, которые должны были его встретить.

Да, чуть больше, чем обычно. Хирурги, анестезиолог, неонатолог, акушерка. Да, мать при этом не кричала, не билась в истерике, ей даже не нужно было как-то специально дышать.

КСТАТИ

По легенде, мать Гая Юлия Цезаря умерла при родах, и врачи, пытаясь спасти хотя бы ребенка, разрезали ей живот. Операция была успешной, и такой способ появления на свет назвали в честь римского императора. Долгое время кесарево сечение применялось, только когда роженица умирала. Первая успешная операция живой женщине была проведена в 1500 году.

Но ведь ребенок родился. Ребенок впервые увидел этот мир. Меня увидел. И отца, если бы у нас так было можно, тоже мог бы увидеть. И на руках у него побывать.

Надеюсь, когда-нибудь и у нас будет можно, чтобы отец был рядом. И чтобы мать на операционном столе не была просто распластанной «курицей», которой захотелось «легко отделаться». И чтобы потом никто не мог ей вслед сказать: «Ты по-настоящему не рожала».

Я рассказываю все это, потому что родить по-человечески – это для меня не столько про то, чтобы все «естественно» и «как матушка-природа» решила. Это – про человеческое отношение ко всем без исключения роженицам. Про то, чтобы все они могли почувствовать радость от материнства.

Для этого ведь совсем немного надо: создать доброжелательные условия, пустить в родзалы и операционные мужей или доул (кто желает, конечно) и перестать делить рожениц на «правильных» и «неправильных». В том числе, и нам, женщинам самим перестать «делиться».

Потому что своими «правильно-неправильно» и «естественно-неестественно» мы словно сводим на нет все девять (семь, восемь) месяцев беременности. Всё то, что предшествовало дню «икс». А ведь новые люди, наши дети, начинаются гораздо раньше первого крика».

«Когда речь идет о спасении жизней, уже не до комфорта»

Татьяна Писарчук, врач акушер-гинеколог:

– На сегодняшний день кесарево сечение является одним из наиболее распространенных хирургических вмешательств в мире. У нас каждая пятая женщина проходит через эту операцию. И, конечно, это не вопрос моды: в Беларуси нельзя просто так с улицы прийти и сказать: «Хочу кесарево!»

Акушер-гинеколог оценивает состояние беременной или роженицы, анализирует показатели плода, смотрит, как идет процесс родов. Врач может решить, что кесарево нужно даже в процессе «традиционных» родов, но не приступит к операции без решения женщины.

Но, поверьте, когда речь идет о серьезной угрозе жизни матери или ребенка, отказывающихся от кесарева нет.

Сейчас эту операцию стали делать чаще. Причин этому несколько: и средний возраст рожениц растет, и здоровье у молодых сегодня «подкачивает», да и тактика ведения родов меняется.

Показаний для кесарева сечения немало, и в них входят как анатомические особенности женщины (очень узкий таз, например), так и ее хронические заболевания (к примеру, серьезные проблемы со зрением). Кроме того, врач может принять решение о необходимости кесарева в случае поставленных внутриутробно диагнозов младенцу.

И это дает свои плоды: показатели материнской и младенческой смертности в стране сведены к минимуму. И каждый такой случай – боль для врачей, поверьте. Ведь смысл нашей работы в том, чтобы и мать, и ребенок жили и были здоровы.

Иногда женщины обвиняют нас в том, что мы излишне перестраховываемся. Сейчас много говорят о естественности родов, есть пропаганда домашних родов и т.д. Но поймите и нас: когда встает вопрос о спасение жизни и здоровья мамы и младенца, тут уже не до выбора «комфортных» условий.

Не стоит упираться руками и ногами, потому что у вас другие убеждения – речь идет сразу о двух жизнях. Равно как нельзя осуждать женщин за то, что врачи сделали ей операцию, которая абсолютно точно была в тот момент лучшим вариантом.

Комментировать