Политика

«Надежда без счастья». Страна без событий и героев

831 Марина Гуляева

Главными людьми страны беларусы второй год называют Александра Лукашенко и Дарью Домрачеву

 

Беларусам более интересны события в Украине, чем президентские выборы в своей стране. На фоне самого резкого падения реальных доходов за последние двадцать лет только 6% жителей Беларуси говорит о своей готовности к активным протестам. А Дарья Домрачева вновь по популярности идет вровень с Лукашенко. «Журнал» полистал результаты исследований аналитической лаборатории НОВАК.

По словам главы НОВАКа Андрея Вардомацкого, в Беларуси ухудшается «экономическое самоощущение нации». В 2015-м на плохое экономическое самоощущение пожаловалось на 15% респондентов больше, чем в 2014-м.

Примечательно, что наиболее позитивно характеризуют экономическую ситуацию в стране люди старшего поколения.

«Это потрясающий эффект работы ценностных систем и специфика поколений, выросших в СССР», – отмечается в отчете.

Только 9,3% опрошенных в конце 2015 года оценило экономическое положение своих семей как «хорошее». Очень довольных своим благосостоянием в Беларуси – всего 0,3%. Почти треть (28%) респондентов полагают, что живут плохо, и 53% охарактеризовали свой уровень жизни, как «средний». 41% беларусов отметили ухудшение своего экономического положения.

По оценке экономиста Леонида Злотникова, представившего свой доклад на презентации, доходы населения с середины 2014 года к началу 2016-го снизились на 16%.

«Такого падения реальных денежных доходов еще не было в беларусской истории за последние лет двадцать», – прокомметировал Злотников озвученную цифру.

Однако, как отмечает политолог Андрей Елисеев, только 12,2% респондентов верят в возможность массовых протестов против ухудшающихся стандартов жизни. И лишь 6,3% (по состоянию на сентябрь-октябрь 2015-го) было готово принять участие в протестах. И это, повторим, на фоне самого значительного падения реальных денежных доходов за последние 20 лет.

Человеком года по итогам опроса НОВАКа признан Александр Лукашенко – ему отдали предпочтение 27,7%. Второе место заняла биатлонистка Дарья Домрачева (25,4%), которая была человеком года по итогам опроса НОВАК в 2014-м.

Третье место принадлежит Светлане Алексиевич: только 14,7% опрошенных считают, что первый беларусский Нобель – поважней пятой победы на президентских выборах или Кубка мира по биатлону.

И еще один любопытный и показательный результат исследования от НОВАК – это ответ на вопрос о наиболее значительном событии в 2015 году. Из предложенных вариантов почти треть опрошенных поставили на первое место президентские выборы, 12,8% выделили присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич. На третьем месте – вооруженный конфликт в Сирии. На четвертом и пятом – события в Украине и подписание Минских соглашений.

Но когда социологи напрямую сравнили степень интереса к происходящему в Украине и президентским выборам в Беларуси, цифры поразили. Серьезный интерес к выборам отметили 24,5% опрошенных – тогда как внимание на украинские события в разные периоды обращали не менее 44% опрошенных, а в январе 2015-го этот показатель и вовсе превысил 68%.

И, пожалуй, самое любопытное: когда респондентам предлагали самостоятельно выбрать наиболее значительное событие прошлого года, без какого-либо списка, то подавляющее большинство отвечало, что либо «не знает», либо «затрудняется ответить».

Есть люди в Беларуси, в жизни которых нет выборов, не падает рубль, не растут цены; нет нашего первого Нобеля, нет войны в соседней Украины и истекающей кровью Сирии; нет грядущих выборов в США и не взрывают людей в Париже – ничего этого нет.

И действительно: с выборами уже 20 лет как все понятно, рубль у нас всё время падает, про Нобелевскую премию по телеку промолчали. А Украина… Не у нас ведь стреляют.

Как отмечено в отчете, для людей в Беларуси нет важных событий потому, что они «не вовлечены в процесс принятия решений, поэтому, субъективно, и важных событий для них не происходит».

Как пояснил «Журналу» Андрей Вардомацкий, в 2015 году психологическое мироощущение белорусов можно было определить, как «надежда без счастья»:

«Когда нет счастья, то значимость надежды вырастает. Для того, чтобы выжить, человеку нужно на что-то надеяться. Как бы оптимистически ни звучало слово «надежда», на самом деле, это средство психологического самосохранения».

Комментировать