Деньги

Мову на цэтлік! Как наш суверенитет отдают на откуп торговле

508 Алексей Чубат

«Или на беларусском, или на русском» – этикетка с информацией о товаре теперь сможет быть на любом из двух языков. Такое уточнение внесено депутатами Национального собрания Беларуси в закон «О защите прав потребителей» в первом чтении. Все идет к тому, что право беларусов на получение информации о продуктах на родном языке может быть ограничено. Но это полбеды: в нагрузку мы получаем брешь в нашем суверенитете. А что еще может ожидать страну, народ которой думает о себе не как о нации, а мыслит рамками потребителя?

Депутаты решили не обязывать производителей размещать на упаковке отечественных товаров информацию на беларусском языке. «Мы проводили заседание круглого стола, на который были приглашены представители бизнеса, – отметила депутат ПП НС Наталья Жибуль. – Они говорили, что это (обязательные беларусский и русский языки на упаковке) вызовет определённое удорожание товара. Я считаю, что здесь мы должны защитить потребителя, который заинтересован, в первую очередь, в более низкой цене товара».

Зачем нам языковая идентичность?

Когда мы мыслим реалиями года–двух в категориях экономоцентризма, может показаться, что использование только русскоязычных этикеток (а именно к этому новый закон подтолкнет наших производителей) будет благом для экономики и удобством для клиента. Но в перспективе такая норма станет угрозой национальной безопасности. Чтобы понять, почему так, начнем с экономики.

Термин «малая открытая экономика» относительно Беларуси на слуху уже не одно десятилетие. Соответствие нашей страны этому термину вызывает вопросы, ведь мы до сих пор не определились со своей международной специализацией.

Тем не менее, очевидно, что качество жизни беларусов зависит и от состояния дел у наших соседей. Цены на нефть, газ, изменение условий по импорту, инфляция, войны – эти и другие внешние факторы сильно сказываются на нашем благосостоянии.

Экономика других стран, особенно России, влияет на нас и, соответственно, на наше культурное поле. Товары и услуги едут в Беларусь со своим уставом: этикетки, мануал, сервис – все это сделано на языке страны-производителя. Импортеры делают, с одной стороны, благое дело – привозят потребителю качественный продукт. Но вместе с ним везут к нам и чужой культурный код, который зашифрован в языке производителя.

Так как жить в современном мире и быть закрытой экономикой – хоть малой, хоть большой – невозможно, европейские государства придумали способ отстаивать себя как нацию и укреплять свой суверенитет: мы можем торговать со всеми миром, но будем оставаться сами собой. Литовцы – литовцами, эстонцы – эстонцами, шведы – шведами.

Кстати, население в этих странах или равно беларусскому (Швеция), или меньше (в Литве – в три раза, в Эстонии – в 7,3 раза). Но там люди в угоду мировой экономике и своей якобы экономии не размещают на товарах этикетки, например, только на английском языке, как то вроде бы диктует мировой англоязычный рынок. На товаре, произведенном в Литве, вы скорее найдете надпись только на литовском (плюс на языках соседей – латышском и эстонской). Это не мешает Литве иметь ВВП на душу населения в 1,5 больше нашего. Шведы с аналогичной языковой политикой имеют ВВП на душу населения в 2,5 раза выше беларусского.

Идентичность, в том числе и языковая, – единственный серьезный товар, который стоит денег, и на который покупатели не поскупятся. Покупая продукт, произведенный в определенной культуре, мы покупаем и частичку этой страны. Поэтому такой товар или услуга обладает для нас особой, уникальной ценностью.

В торгах за ресурсы международный капитал конкурирует с национальной идентичностью, и чем она сильнее, тем капитал платит большую цену. Неудивительно, что экономического успеха в мире достигли страны с сильнейшей идентичностью: Финляндия, Нидерланды, Германия, Франция. И никто из них не отказался от своего языка (в том числе и на этикетках) в угоду англоязычной конъюнктуре.

Культура рождает суверенитет

Кстати, в историческом измерении язык даже важнее территории. Ведь границы успешного европейского государства возникали и обозначались, отталкиваясь от языка, а не наоборот. Академик Петербургской Академии наук Ефим Карский, который написал в начале XX в. фундаментальный труд «Беларусы», составляя свою научную карту беларусского этнического ареала, отталкивался именно от языка. Сегодняшняя Республика Беларусь, кстати, своими границами находится в середине этой карты.

Дав возможность предприятиям делать этикетки на языке на выбор, мы невероятно удешевим свой суверенитет. Который поколения беларусов укрепляли столетиями. Это примерно, как если эмиссионный центр по выпуску беларусского рубля будет не только в Минске, но и в Санкт-Петербурге. Наше уникальное право на эмиссию пропадет. Для бизнеса все равно, где находится эмиссионный центр, все равно, как воспроизводится культура. А для государства – это жизненно важно.

Этикетка на беларускай мове, сделанная хорошим дизайнеров, не только продает продукт. Она активизирует в сознании человека приоритет: это мой язык, это моя территория, моя страна. У иностранца наша колористика, язык, дизайн должны вызывать эмоции: я хочу жить в Беларуси! Это и будет показателем успешного экспорта идентичности через торговлю.

Беларуская мова в данном случае – важнейший фактор не только экономической, но и национальной безопасности. И гражданин потратит дополнительные полкопейки, чтобы укрепить суверенитет страны. А если хотим снять с беларуса и эту экономическую нагрузку, нужно использовать экономические инструменты: уменьшение издержек на производство (то же энергосбережение), снижение налоговой нагрузки и другие.

Сегодня культура обладает потенциалом значительно большим, чем экономика, и именно она выступает двигателем развития городов и государств в странах «золотого миллиарда». Уже и мы встаем на этот путь. Культура, если ее разумно поддержать, если рассматривать как актив, способна на щедрые дивиденды. Но политическую волю по отношению к ней должно высказывать государство.

Поправки в закон «О защите прав потребителей» еще окончательно не утверждены. Дискриминирующая беларусский язык поправка должна измениться – и вместо «или» стоит вставить слово «и»: размещать информацию о продукте на беларусском и русском языках.

Читайте также по теме:

 

Комментировать