Жизнь

«Восьмае сакавіка». Как Сергей Шнуров продвинул беларусский язык

4782 Севярын Квяткоўскі

Клип авторства Вадима Галыгина и Сергея Шнурова про «Восьмае сакавіка» спровоцировал горячую дискуссию. Шоумен и музыкант, сами того не подозревая, оказали беларусскому языку огромную услугу.

Впервые беларусский язык так громко прозвучал на низовом уровне смеха. На уровне, который кто-то называет «похабщиной», а философ Михаил Бахтин считал «городской простонародной культурой смеха». «Крамбамбуля» и «Саша і Сірожа» со своими закосами под «простой народ» всё равно оставались тонким стёбом интеллектуалов. А в «Восьмым сакавіка» в классической «шнуровской» стилистике мы получили настоящий брутальный юмор «ниже пояса».

По моим личным наблюдениям, клипом особенно возмутились люди, эмоционально связанные с беларусской национальной идеей, и эстеты. Иногда – «два в одном». Быть беларусоцентричным человеком в Беларуси не так легко, а иногда даже чревато неприятностями. А тут «эта похабщина» с использованием беларусского языка, приправленного «трасянкой»! Мы тут страдаем, а чужаки стебутся!

Во-первых, не чужаки, а гражданин Беларуси Вадим Галыгин. Это его проект, а Шнур тут для привлечения внимания своей персоной и для своей фирменной подачи материала. Все жаждущие покидаться гнилыми помидорами в «москалей», должны искать другую мишень – в самой Беларуси. Например, нельзя использовать слово «бульбаш» как торговую марку – и требовать, из-за границы нас так не называли и относились с уважением. Но это уже не к Галыгину.

Неуверенность в соотечественниках, в том, что в критический момент они не предадут Беларусь, – вот что делает беларусоцентричных беларусов обострённо чувствительными к любым беларусским темам со стороны России. Для того, кто не особо знаком с творчеством Шнура, этот клип – просто очередной недоброжелательный акт из-за восточной границы.

При этом среди многочисленных комментариев под видео на YouTube встречаются слова благодарности за использование беларусcкого языка: «Было вельмi нечаканым пачуць ад Ленiнграду песню на беларускай мове, дзякую!», «Всё-таки красивый беларусский язык!», «Не ожидал на беларусском, вот это действительно кайф!» и так далее.

Но преобладают всё-таки отрицательные комментарии, в которых эстеты осуждают «безвкусицу», а моралисты – пропаганду алкоголя. Такое впечатление, что беларусы впервые увидели стилистику Шнурова – и упали в обморок. А клип про проституток, которые ехали в машине «кверху … мехом», не видели?

Не хочешь споткнутся о пьяное тело – не ходи на пивной фестиваль. Не хочешь получить эстетический шок – не слушай Шнурова.

Клип вскрыл ещё одну тему – восприятие беларусами беларусского языка. Любое отступление от определённой нормы воспринимается как «трасянка». Особенно свирепствуют неофиты «беларусской идеи». Вся песня написана на литературном беларусском языке. В самой композиции выпадают разве что «трусы» (и диалоги в начале клипа, но они формально не являются частью собственно песни). И всё – весь тескст бракуется! Стоит в беларусской речи употребить что-то, не похожее на канон, всё – бракуется вся «партия». Всё, что ты сказал.

В то же время, когда беларус в русской речи употребляет, например,  слово «шуфлядка» – его не обвиняют в трасяночности. С русским делай, что хочешь. Но беларусский – это святое!

Но беларусский язык – это не язык сакральных ритуалов и тайных знаний, доступных лишь посвящённым. Он остается живым именно благодаря выходу его употребления за пределы этих самых «таинств и ритуалов».

Как по мне, клип популяризирует беларусский язык. Выводит его из исключительно элитарного салона на улицу. Заполняет пустую до сих пор нишу: городскую простонародную культуру смеха. Когда все шутки вертятся вокруг частей тела ниже пояса. Шнуров почувствовал эту фишечку с низовой культурой и стал «всехним» автором. В минском баре и доцент кафедры, и студент, и водитель такси, и пацан с завода с энтузиазмом подпевают «похабщине» Шнура. А с клипом «8 марта» они это сделают на беларусском языке.

Крафтовые информационные поля дают новые всходы. Ещё недавно невозможно было представить многие вещи в широком доступе. Интернет уровнял всё со всем. Кто-то и не слышал про Шнурова, пока не вышла песня на беларусском, – а кто-то давно был одним из миллионов юзеров, которые ставят лайки под шнуровскими видео на YouTube. Возможно эти «кто-то» даже живут под одной крышей.

Невыносимая лёгкость крафтового бытия только начинается. Живя физически рядом, мы при этом можем создавать свои отдельные миры: информационные, культурные, языковые. Просто нужно к этому привыкнуть. Тогда легче будет принять мысль, что беларусский язык – для всех желающих. В том числе – и для любителей «похабщины».

Читайте дальше:

«Бара-Бара» для Беларуси. Зачем нам нужны низкие жанры

Радио Тишина. Как мы молчим о культуре

«Белорусский» или «беларусский»: как правильно?

Комментировать