Политика

Майдан дармоедов. Тунеядцы наносят ответный удар

3357 Янина Мельникова

Президент Лукашенко 12 января внес изменения в декрет «О предупреждении социального иждивенчества». Список тунеядцев сузился, но вопросов к декрету осталось не меньше. «Журнал» разобрался, как беларусы восприняли очередной виток борьбы с тунеядцами и оценил, ждать ли в ближайшее время реальных акций протестов против декрета.

Не сиди на печи, не ешь калачи

«Тунеядский» декрет президента вступил в силу в 2015 году. Согласно документу граждане страны, которые не работают 183 и более дней в году и не имеют специальных льгот, обязаны заплатить налог в размере 20 базовых величин.

Эти деньги государство посчитало справедливой платой за то, что безработные «не участвуют в финансировании государственных расходов». Попросту говоря, не платят подоходный налог и не отчисляют средства в Фонд социальной защиты, из которого платятся пенсии и пособия.

В 2015-м власти заявили, что тунеядцев в стране – около полумиллиона граждан. На 1 января 2017-го добровольно пришли в налоговую и «сдались» 420 человек. Остальных налоговики обещали «осчастливить» письмами.

В конце декабря прошлого года Министерство по налогам и сборам отправило извещения о необходимости уплатить налог на тунеядство 240 тысячам человек. Чиновники говорят, что это еще не предел. И обещают, что до конца января «письма счастья» получат еще примерно столько же граждан страны.

С 1 января 2017 года размер «налога на тунеядство», как его окрестили беларусы, составляет 420 рублей. На то, чтобы рассчитаться с государством тунеядцам отвели срок до 20 февраля, вне зависимости от того, когда пришло извещение.

Налог уже уплатили более 16 тысяч белорусов. Бюджет получил почти 5 миллионов «новых» рублей.

«Журнал» также рекомендует:

  

Чем дальше в лес, тем больше дров

Налог на тунеядство породил немало вопросов, так что в начале этого года глава государства решил уточнить собственный декрет. И внести в него поправки.

Например, теперь женщина (или мужчина) после декретного отпуска не может «безнаказанно» оставаться дома с ребенком, пока тому не исполнится 7 лет. Точнее, может, но при условии, что ребенок не посещает детское дошкольное учреждение. Если же ребенок ходит в сад, родитель обязан либо работать, либо заплатить налог.

Зато такой обязанностью решили не обременять… алкоголиков. Их назвали «лицами, находящимися в трудной жизненной ситуации». Мол, эти обстоятельства (алкоголизм) отдельные граждане не могут преодолеть за счет собственных сил. Правда, освободят от налога только тех, кто проходит реабилитацию.

Такой же трудной ситуацией назвали положение супругов военнослужащих, которые живут в местностях, где нет возможности трудоустройства.

Освободили от налога на тунеядство и спортсменов, выступающих в составах сборных страны.

Зато тех, кто стоит на учете в службе занятости, отныне могут признать тунеядцами, если они, например, отказываются от предложенной работы, либо прогуливают учебные курсы, либо отказываются от общественных работ.

Эксперты и правозащитники в один голос твердят, что принудительный труд противоречит как Конституции страны, так и международным обязательствам Беларуси. Кроме того, декрет нарушает право граждан воспитывать детей и заботиться о престарелых родителях, а также накладывает ограничения на защиту персональных данных и частной жизни.

Впрочем, это не мешает налоговым органам присылать письма «счастья» студентам, обучающимся за рубежом, и трудовым мигрантам, и даже эмигрантам, десятки лет не бывавшим в стране. И тот факт, что люди даже физически не могут получить письмо на руки, налоговиков не смущает. Письмо считается врученным через 10 дней после его отправки.

Сопротивление бесполезно?

Согласно декрету, в особых случаях человека могут освободить от уплаты налога, но только по решению местных советов, у которых нет никаких четких инструкций и правил, кого и каким образом можно признать находящимся в сложной жизненной ситуации.

Формально для принятия такого решения местные советы должны создать специальную комиссию, которая проверит в доме наличие всех благ, заглянет в холодильник, выяснит, есть ли у человека счет в банке, каков доход на человека в семье (он должен быть меньше бюджета прожиточного минимума). И только тогда, если повезет, человека освободят от необходимости уплаты налога на тунеядство.

Как видно, для успешного прохождения такой процедуры надо быть нищим и носить последнюю рубашку.

За неуплату «налога на тунеядство» могут штрафовать и даже сажать под арест (ч. 10 ст. 13.6 КоАП). Сначала гражданина обещают вызвать в налоговую, где составят протокол. Кто не явится, того будут искать с милицией.

«Тунеядцу» могут дать штраф на сумму от 2 до 4 базовых, а могут арестовать на срок до 15 суток. В случае ареста «тунеядца» будут привлекать к общественно-полезным работам. Их могут заставлять работать до 8 часов в день и до 40 часов в неделю, но платить за это не обязаны. При этом ни арест, ни штраф от уплаты налога не освобождает.

В 2015 году тогдашний министр труда и социальной защиты Марианна Щеткина говорила, что тунеядцам могут также ограничить выезд за границу. На сегодняшний день ни под административное преследование, ни под другие ограничения за «тунеядство» никто еще не попал.

Впрочем, юристы, правозащитники и оппозиционные политики считают, что сопротивление системе не бесполезно. И призывают сегодняшних и будущих (кто у нас застрахован от потери работы?) тунеядцев к солидарным действиям.

Еще интересное:

  

Майдан дармоедов

Первый традиционный шаг в движении сопротивления – сбор подписей за отмену декрета. Характерно, что собирать их стали только в начале 2017 года, в то время, как о налоге известно уже два года.

Сбор подписей идет как в виртуальной реальности, так и в реальной.

Так, Беларусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) призывал всех неравнодушных граждан поддержать обращение к Президенту Беларуси об отмене декрета №3.

Текст обращения размещен на сайте Zvarot.by. В нем говорится, что декрет «о тунеядцах» приводит к дискриминации социально уязвимых групп (граждан с низкими доходами; иждивенцев; уволенных по сокращению штата; жителей сельской местности, ведущих натуральное хозяйство, и др.).

Кроме того, декрет может повлиять на общий уровень криминализации беларусского общества, поскольку граждане, которые не заплатят налог, будут подвергнуты административным арестам с отбыванием наказания в изоляторах временного содержания.

Эксперты РЭП также считают, что декрет создает социальную напряженность и угрозу гражданскому миру в стране, «руша и без того зыбкий образ стабильности в Беларуси».

Сбор подписей продлится до 1 февраля 2017 года.

Активисты Объединенной гражданской партии начали сбор подписей за отмену декрета в столице и еще нескольких городах страны. Для этого политики объявили специальную кампанию «Бороться надо с безработицей, а не с безработными».

Планируется, что собранные таким образом подписи передадут члену ОГП, депутатке Палаты представителей Анне Канопацкой. А та уже должна инициировать обсуждение декрета в «палатке».

ОГП также предлагает провести в Минске 15 марта, в День Конституции, уличную акцию с участием граждан, признанных плательщиками сбора на финансирование госрасходов – так называемый «марш тунеядцев».

Кроме того, в начале февраля компания «Говори правду!» планирует провести в Минске «собрание тунеядцев» – общественные слушания, куда будут приглашены те, кого власть признала дармоедами.

Свою кампанию за отмену декрета начало и движение «За свободу».

Впрочем, ни о каких конкретных солидарных действиях беларусских политиков и гражданских активистов речи не идет. И со стороны все эти сборы подписей и призывы выйти на марш выглядят, как очередная попытка заработать лишние полбалла на больной для беларусов теме.

В то время, как в медиа просачиваются истории настоящих трагедий, связанных с декретом.

«Я никогда не был дармоедом»

Совершенно дикая история случилась в Осиповичах: 60-летний мужчина выбросился с пятого этажа, оставив записку: «Я никогда не был дармоедом, насильником, грабителем, я всю жизнь честно работал». Рядом с запиской лежала квитанция об уплате налога на тунеядство.

Официальные медиа поспешили заявить, что по факту суицида милиция провела проверку, и выяснила, что в предсмертной записке мужчина «указал на проблемы, связанные исключительно с семейно-бытовыми отношениями».

О том, что погибший был ветераном труда, и статус дармоеда мог привести его к тяжелой депрессии, власти предпочли промолчать.

Чтобы не впасть в депрессию, некоторые беларусы находят свои варианты уплаты налога. Так, один из пользователей соцсетей объявил, что заплатит налог на тунеядство. Но не сразу, а постепенно – по 1-2 копейки в день. По закону, пока человек выплачивает штраф, его никак нельзя наказать за неуплату.

Кто может не платить сбор?

Декрет содержит перечень людей, которые не будут считаться тунеядцами. К ним относятся:

– солдаты срочной службы;

– творческие работники (но только те, что официально являются членами того или иного творческого союза);

– наемные работники, работающие на сезонных работах, список которых утверждает Совмин;

– студенты, пенсионеры, временно нетрудоспособные и инвалиды;

– адвокаты, нотариусы и те, кто имеет личное хозяйство в сельской местности (но при условии уплаты подоходного налога);

– те, кто выполняет работы по гражданско-правовому договору (т.н. «договор подряда»);

– один из родителей в семье, где воспитывается ребенок до семи лет или ребенок-инвалид до 18 лет, трое и более несовершеннолетних детей.

Комментировать