Жизнь

Марина Рахлей: «Беларусы очень мало знают о своей стране – и совершенно зря!»

1557 Ольга Бубич

Марина Рахлей. Фото: Ольга Бубич

 

В берлинском издательстве Trescher выходит уже второй путеводитель по Беларуси. Увесистый томик в 500 страниц об истории, культуре, современной жизни и достопримечательностях страны написали филолог Андре Бём и журналистка Марина Рахлей. «Журнал» узнал у беларусской представительницы авторского тандема о том, какой увидят Беларусь немецкоязычные туристы, вооруженные новым путеводителем.

Марина, что побудило вас погрузиться в долгосрочный проект по созданию путеводителя?

– Когда я была еще школьницей, Советский Союз распался, и появились возможности уезжать заграницу в волонтерские лагеря или на образовательные программы. Я стала путешествовать, и, конечно, рассказывать о Беларуси, а потом принимать здесь друзей, показывать им свою родину. Логичным следствием было написать путеводитель.

Мне кажется, любой человек с большим количеством иностранных друзей был бы рад возможности написать для них книгу. Может, не все имеют на это время, не все находят издательство. Нам повезло, что и желание, и все звезды для этого сошлись.

Trescher уже публиковало путеводитель по Беларуси, его последний тираж вышел в 2004 году. Читали ли вы его и видели ли другие путеводители по Беларуси, написанные, например, в Taschenbuch?

– Нет, про Беларусь я читала только беларусские книжки, а иностранные не смотрела, чтобы не начать бессознательно что-то из них заимствовать. Вместе с Андре нам хотелось сделать что-то свое.

Кроме того, по Беларуси на любом языке очень мало справочных изданий. Чаще всего, Беларусь – это приложение к книжке по России. Золотое кольцо, Питер – а заодно вот Минск–Мир–Несвиж, как-то так. И сложно сказать, сколько сейчас книг о Беларуси есть в продаже. Насколько я понимаю, все, что было на немецком, уже распродано. Наша книга сейчас единственная.

С другой стороны, в работе мне пригодились путеводители по другим странам, которые стояли дома. Особенно тщательно я стала выбирать их, когда начала работать над своим. Мне, например, не важна визуальная составляющая, поэтому предпочитаю путеводители Lonely Planet: они не цветные и очень по делу, без фотографий на каждой странице.

И свою беларусскую книжку мы задумали как справочник – в этом тоже заслуга издательства: их путеводители покупают не только те, кто уже купил билеты. Это своеобразное иллюстрированное издание о стране, с описанием истории, но также и современного быта, где много карт, но также историй и легенд.

Как вы разделяли обязанности между вами и немецким соавтором Андре Бёмом?

– Поскольку мы работали каждый в своем темпе и по своей программе, самым простым было разделить работу географически, по областям, и тематически, кто пишет по историю, кто про культуру, кто про досуг и экологию. Андре еще, конечно, как носителю языка пришлось редактировать мой немецкий.

Вы говорите на разных языках, выросли и живете в разных странах. Создавало ли это сложности или облегчало работу?

– Культурная среда, в которой ты вырос, конечно, имеет значение, но есть более важные вещи, сближающие людей. Постольку мы с Андре – люди с высшим образованием, которые интересуются Беларусью, любят страну и хотят написать про нее книжку, то, на каких языках мы разговариваем, не имело никакого значения. Еще и потому, что Андре, в принципе, свободно владеет как русским, так и беларусским, и сам работал с источниками.

Путеводитель Андре Бёма и Марины Рахлей

 

Отличались ли ваше подходы к концепции путеводителя? Были ли позиции, в которых вы принципиально не сходились?

– Я очень благодарна издательству, которое никогда не ставило целью сгладить разницу между разными частями, написанными разными людьми. У них, например, уже были книги с тремя авторами. Нам сразу было сказано: нестрашно, если разные главы будут отличаться друг от друга. И понятно, что про Минск можно веселее написать, чем про Бешенковичи. Поэтому, в принципе, мы к унификациине стремились.

У нас не было жесткого контроля со стороны издательства. За годы работы, конечно, мы корректировали содержание, но так как и Андре до этого в Беларуси много жил, а я вообще местная, по общей концепции у нас не было сомнений. Мы понимали, что в Беларуси сегодня физически сохранилось мало старинных памятников. И наша книжка – скорее источник вдохновения, уважения к стране на границе религий и общей европейской истории. Например, восточнее нас не пошло распространение Магдебургского права.

Мы хотели показать: да, можно сказать, что в Беларуси не на что смотреть – но это обусловлено сложной и часто трагической историей, а также тем, что строили мы из дерева. Книжка призвана показать, за что страну можно любить.

И не только за чистые улицы (смеется) и открытых доброжелательных людей, но и за нашу европейскость, необычность, «памежнасць» – культуру на стыке самых разных культур.

Например, российские туристы в Заславле удивляются, как странно выглядит церковь: мол, как это она православная? Интересно, что для беларусов она обычная, даже для тех, кто не знает, почему она так выглядит. А история, конечно, в том, что храм когда-то строился как кальвинистский и в XVIII веке, когда мы вошли в Российскую империю, его, как и многие другие по всей стране просто перекрестили в православный.

Вы обращали внимание? В Беларуси почти в каждом городке на бывшей рыночной площади будет стоять Ленин, а по обе стороны от него православная церковь и костел. И будет бывшая синагога – сейчас кинотеатр или спортзал. Например, ресторан «Раковский бровар» – бывшая синагога. Разве есть еще страны с такой историей?

В качестве главных достопримечательностей вы называете Минск, Гродно, Полоцк, Несвижский дворец, церковь в Сынковичах, Гомель, Беловежскую пущу, дворец Сапег в Ружанах, Пинск и Мстиславль. Какими критериями вы руководствовались?

– Десять – это формальность. Наш список ограничивало только количество страниц. Изначально, кстати, мы планировали, что их будет 350. То есть, фактически, мы написали две книжки, и все равно были города, которые пришлось не включать.

По этим десяти местам мы даем общие рекомендации: что, по нашему мнению, нужно посетить, что обязательно увидеть. Хатыни, например, среди этих десяти мест нет, но, конечно, она есть в книжке. Как и Курган Славы, а также Куропаты, Налибокская пуща, Левки, где находится дача Янки Купалы. Есть Шклов как бывшая «вотчина» бессменного президента.

Мне кажется, кому-то книга может показаться русофобской. Как показывает история, с Россией было много войн и знаковых конфликтов. Например, Кричев, который Екатерина Вторая подарила Потемкину, 18 лет судился с ним, чтобы восстановить Магдебургское право, которое он отменил, запретив городское самоуправление. Город проиграл, конечно. А вот Пружаны от дочки польской королевы Боны Сфорцы получили в подарок герб их миланского рода.

Было ли что-то, что вы лично открыли для себя в процессе работы над книгой?

– Конечно. В Минске, где я прожила 30 лет, много мест, мимо которых я проходила сотню раз, но никогда не думала об их истории. Но самое любимое открытие – из Могилева. Это история Станислава Богуша-Сестренцевича и его особняка, которая иллюстрирует много страниц беларусской истории.

Богуш-Сестренцевич приходился родным дядей Винценту Дунину-Марцинкевичу, первому крупному беларусскоязычному драматургу. Богуш-Сестренцевич служил в армии ВКЛ, а потом ушел учителем к Радзивиллам. Влюбившись в их дочку, он был вынужден оставить кальвинизм и перейти в католичество, чтобы жениться на ней. Свадьбы-таки не было, а Богуш-Сестренцевич посвятил свою жизнь служению католицизму и сделал блестящую карьеру, возглавил, по сути, католическую церковь Российской Империи. Всегда оставался очень щедрым человеком. Так, перед переездом в Питер он дал вольную всем своим крепостным, выделял стипендии, строил на собственные деньги в деревнях костелы, много занимался наукой.

Но возвращаясь к его особняку в Могилеве. Его купил еврейский купец и сделал там синагогу. Уже при советской власти дом был превращен в спортзал. И сегодня на улице Ленинской, 25 стоит школа олимпийского резерва, куда, как оказалось, моя подруга все детство ходила на гимнастику, но историю узнала только от меня.

Беларусы очень мало знают о своих городах и своей стране – и совершенно напрасно!

Комментировать