Политика

Кривая надежды. Как оппозиция ходила на выборы. Часть 2. 2006-2008: Бойкот бойкота бойкота

416 Микола Мирончик

Сопредседатели ОДС Сергей Калякин, Винцук Вечерко и Анатолий Лебедько.

 

«Журнал» продолжает анализировать, как беларусская оппозиция дошла до своей нынешней жизни. Сегодня обратим внимание на период между поражением первой Плошчы (2006) и Первым «западным потеплением» (2008).

Печальный исход выборов-2006 добавил сторонников главному политэмигранту страны Зенону Позняку — в той части, где он последовательно призывал не участвовать в голосовании, поскольку выборов в Беларуси нет. Так, Станислав Шушкевич призвал оппозицию не участвовать в местных выборах; «Молодой фронт» и ЛДПБ заявили, что будут игнорировать парламентские.

Последовавшая, местами чрезмерно нервная, реакция властей на агитацию за бойкот — при том, что это никак не запрещено законодательством — ясно дала понять: массовое голосование избирателей является одним из краеугольных камней в художественном производстве результатов любых беларусских выборов.

Однако изменившаяся в 2008-м геополитическая ситуация (августовская российско-грузинская война) родила удачный для беларусских властей момент: Запад отныне нацелился на потепление с Беларусью, чтобы хотя бы частично выбить ее из сферы влияния РФ. Брюсселю и Вашингтону нужны были хоть малейшие шажки беларусских властей в направлении демократии, чем не преминули воспользоваться власти.

Западные доноры беларусской оппозиции дали понять, что они не заинтересованы в бойкоте. Во многом с их подачи участие в выборах окончательно стало синонимом «политической деятельности». К этому пониманию добавился местный колорит в виде постоянной междуусобной грызни – к этим двум компонентам отныне и свелись практически все оппозиционные телодвижения.

В антибойкотной части политического спектра тем временем гремели скандалы. Александр Милинкевич создал свое движение (оно потом выльется в движение «За свободу!»). С его помощью он намеревался сместить Лукашенко, не дожидаясь новых президентских выборов — «не через год, так через два». Хотя не вышло и через десять.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Милинкевич обратился к членам оппозиционных партий с просьбой подписать бумагу, в которой политики должны попросить его стать их доверенным лицом на грядущих местных выборах, а взамен обязуются популяризовать движение Милинкевича и войти в его состав на ближайшем Конгрессе демократических сил. Таким образом он стал членом инициативных групп 206 потенциальных кандидатов в депутаты местных советов — и в этом качестве начал поездки по стране.

Обеспокоенный упрочением лидерства Милинкевича, Анатолий Лебедько заявил, что «у беларусской оппозиции нет лидера, есть кандидаты в лидеры». И добавил, что считает вредным вынесение вопроса о лидерстве на конгресс.

Идея бойкота набирает сторонников перед местными выборами 15 января 2007 года — например, о необходимости игнорировать голосование заявил отбывающий наказание за Плошчу-2006 Козулин.

Милинкевич прямо признает, что местная кампания проходит неудачно, однако любые снятия демократических кандидатур относит на «неуверенность в своих силах».

На следующий день после голосования, 16 января 2007 года, Винцук Вячорка, один из лидеров Партии БНФ, с которой у Милинкевича подписано стратегическое соглашение, признает, что «кампания была технической как для власти, так и для оппозиции». В мае 2008 года, в преддверии парламентской кампании, он твердо заявит: объединенные демсилы не имеют права на бойкот, надо сражаться.

Начало парламентской кампании 2008 года являет пеструю конфигурацию желающих побороться за места в Палате представителей. На Конгрессе демсил в мае 2007 года принято решение о создании коалиции «Объединенные демократические силы». Ее сопредседателями стали Винцук Вячорка из ПБНФ, Анатолий Лебедько из ОГП, Сергей Калякин из ПКБ и Анатолий Левкович из БСДП «НГ».

Единогласно! Заседание политсовета ОДС, Минск, 8 июня 2008 года. Фото: Василий Семашко, БелаПАН

 

Формально участвовало в ОДС и созданное Милинкевичем движение «За свободу!», но сам он все больше воспринимался особняком от остального оппозиционного фронта и начал терять лидерские позиции.

В мае 2008-го отпочковалась еще одна политическая сила — сформированная вокруг Николая Статкевича Европейская коалиция: она состояла главным образом из трех незарегистрированных в Беларуси структур: БСДП (НГ), Партии свободы и прогресса Владимира Новосяда и «Молодого фронта». Главным условием вступления в эту коалицию стало письменное обязательство вступившего «пропагандировать среди населения РБ идеи европейской интеграции Беларуси».

Это вызвало недовольство части ОДС: по их мнению, при благоприятной нефтяной конъюнктуре и обильном российском спонсорстве Беларуси идеи вхождения в ЕС не нашли бы поддержки в обществе.

В итоге оппозиция вновь провалила возможность объединиться. ОДС и Европейская коалиция стали фактически двумя конкурирующими политическими силами, провалив изначальную идею «закрыть» каждый из избирательных округов одним демократическим кандидатом.

Позднее начала шириться идея бойкота выборов, которая в итоге окончательно поссорила оппозиционные коалиции и внесла полную сумятицу в их ряды: к концу кампании уже было не разобрать, кто за бойкот, а кто против.

Власть, которая изначально почти без перебоев регистрировала инициативные группы, ответила массовой нерегистрацией кандидатов: из списка Европейской коалиции были зарегистрированы лишь около 40%; у ОДС этот показатель был почти вдвое выше. Не получили удостоверение кандидата в депутаты многие оппозиционные лидеры — например, Статкевич и Вячорка.

В итоге в парламентской кампании 2008 года участвовали 365 выдвиженцев от оппозиции — почти двое меньше, чем четырьмя годами ранее (тогда демократические силы выдвинули 692 претендентов).

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Козулин из тюрьмы призвал демократических кандидатов сняться с выборов в случае массовых нарушений со стороны власти. 9 августа 2008 года о своем отказе от участия в выборах — устами одного из лидеров Левона Борщевского — объявила Партия БНФ, мотивировав это недемократичными действиями властей.

Анатолий Лебедько, напротив, признал, что барьеры на пути в парламент есть, но о бойкоте выборов со стороны ОГП речи не идет. На расширенном заседании Политсовета ОДС 31 августа 2008-го Лебедько пошел дальше и заявил, что демократические силы должны «не только противопоставлять себя власти, но и искать с ней компромисс».

Заместитель Милинкевича Виктор Корнеенко сказал, что на финишной прямой снятие демократических кандидатов не имеет смысла, поскольку «большого резонанса среди населения не вызовет».

Раскол на «старых» и «новых» членов пережила Партия БНФ: Алесь Михалевич, Юрий Губаревич и Григорий Костусев призвали руководство партии отменить решение о бойкоте. Партия в итоге передумала: сначала решила сняться 23 сентября, за пять дней до выборов — но 20 сентября разрешила баллотироваться тем членам, кто на тот момент оставался в гонке.

Парламентские выборы 2008 года, по официальным данным, привлекли 26% граждан на досрочное голосование. Ни один оппозиционер в нижнюю палату не попал. Тем не менее, глава оргкомитета по созданию партии «Беларусская христианская демократия» Павел Северинец заявил: несмотря на фальсификации, парламентская кампания была «очень результативной». Возможно, именно с тех пор «ноль» для беларусской оппозиции – это привычный результат.

Лидер Европейской коалиции Николай Статкевич заявил о цели «пойти до конца и собрать доказательства фальсификаций», чтобы Запад не признал выборы состоявшимися. Его коллега Андрей Санников с удовлетворением заявил, что бойкот выборов состоялся. Это при том, что власти «нарисовали» нужные для себя итоги, а оппозиция вышла из кампании в еще большем разброде и шатании.

Что было дальше?

Продолжение следует!

Комментировать