Арт

Кому смешно на «Осеннем салоне»?

1380 Ольга Бубич

Фрагмент экспозиции произведений беларусских авторов на выставке-продаже современного искусства «Осенний салон 2017». Фото: Ольга Бубич

 

В Минске открылся третий «Осенний салон с Белгазпромбанком» – крупнейшая в Беларуси выставка-продажа современного искусства. Публика традиционно знакомится с почти 150 работами молодых авторов на площадке Дворца искусств, а официальные цифры прошлого года показывают, что треть выставленных произведений вполне может оказаться в коллекциях любителей и знатоков.

Настроение салона этого года отличается от прошлых проектов: в залах дворца на улице Козлова слышны взрывы смеха. «Журнал» решил разбраться в поводах для веселья и потенциале юмора для продаж работ молодых беларусских художников.

Основная цель масштабной ярмарки искусства «Осенний салон» – формирование в Беларуси арт-рынка. И об этом неоднократно заявляет в выступлениях председатель правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктор Бабарико. Задача эта серьезная и во всех смыслах благородная: художникам важно научиться продавать работы, а стране – выходить за стены немногочисленных беларусских галерей и заявлять об искусстве на статусных мировых платформах. Но для начала стоит разобраться с содержанием того, с чем мы выходим на локальный и, в перспективе, международный рынок, а также с собственным отношению к нему.

«Салон-2017» проходит в Минске третий год подряд, и уроки команда организаторов, определенно, для себя выносит. Серьезным отличием нынешней выставки является ощутимое присутствие в финальной выборке галерейного сегмента. Это 14 галерей из Минска, Бреста, Витебска и Гомеля – и они сами принимали решения относительно авторов и произведений, которые могут показаться коммерчески интересными в формате выставки-продажи.

В общей экспозиции блоки галерей обозначены территориально – и они заметно отличаются от остальной салонной «солянки» как уровнем представленных работ, так и самими своими визуально замкнутыми и грамотно организованными пространствами. Например, границы блока Галереи «Ў» четко заданы серым цветом стен. Гармонично соседствуют друг с другом, несмотря на жанровые различия, работы трех отобранных ее кураторами авторов: победителя одного из «Салонов» фотографа Андрея Ленкевича, художников Владимира Грамовича и Захара Кудина.

Площадка галереи DK Gallery размахом и пафосом больше напоминает рекламный стенд, однако как в локальной экспозиции, так и в масштабе этажа выразительно и продуманно смотрится сюрреалистичный триптих Ивана Семилетова.

Фрагмент экспозиции произведений беларусских авторов на выставке-продаже современного искусства «Осенний салон 2017». По центру – стенд галереи DK Gallery с триптихом Ивана Семилетова. Фото: Ольга Бубич

 

Но грамотность и профессионализм кураторов из галерейных блоков оказываются не на руку остальной экспозиции «Осеннего салона» и выглядят как дерзкие интервенции, ломающие укоренившийся «винегретный» принцип выставки. В размещении остальных работ четко прослеживается привычный для Союза художников секционный подход: прикладное – с прикладным, живописное – с живописным. В экспонировании других произведений заметен принцип согласованности «по размеру». Некоторые работы, то ли по недосмотру, то ли ввиду недостаточного знания кураторов, вступают в странные самостоятельные отношения с элементами интерьера Дворца искусств.

Фрагменты экспозиции произведений беларусских авторов на выставке-продаже современного искусства «Осенний салон 2017». Фото: Ольга Бубич

 

Больным местом «Осеннего салона 2017» остается работа кураторов с пространством, игнорирование специфики жанров произведений, а также отсутствие элементарной внимательности к тому, что и как показывают публике. Вряд ли автор текстильного произведения с невыполненной обратной стороной, которая в любом интерьере должна быть обращена задником к стене, останется доволен тем, что сейчас он находится на всеобщем обозрении – ведь работа почему-то подвешена к потолку. По той же причине спорным кажется размещение живописных работ задниками – к витринам больших окон, обращенных к оживленной улице.

Сомнителен и экспозиционный ход с рассеянными по залам учебными мольбертами с полотнами, которые также демонстрируют зрителям обратную сторону холстов – с годом создания и подписью. Вряд ли художники планировать так откровенно показывать будущим покупателям эту информацию. Если цель выставки – создать у любителей и знатоков искусства интерес к тому или иному произведению и стимулировать их покупку, то какой смысл показывать картину или гобелен в заведомо невыгодном свете?

Серьезность и логика экспонирования, которая задает общий тон любой выставки, на «Осеннем салоне» заметны лишь в галерейных блоках. В основной же части – небрежность и спешка. Задвинутые в угол между двумя пейзажами керамические светильники «Чертополох» Натальи Телеш так и остались неподключенными в розетку: спутанные провода валяются на полу рядом с тумбой. Посетителям будет сложно оценить их красоту и функциональность. Визуальная культура, с которой сталкивается пришедший на такую серьезную выставку посетитель, отнюдь не способствует желанным продажам и развитию арт-рынка. Возникает конфликт между заявленной статусностью «крупнейшей в Беларуси выставки-продажи» и тем, что и как подается как «самое-самое».

Недополучив в визуальной части экспозиции, публика и потенциальные покупатели «Осеннего салона» продолжают запутываться и там, где, казалось бы, им как раз должны дать ответы на все «почему?». Речь идет об образовательной программе, а точнее о цикле экскурсий по экспозиции проекта, которые проводит научный сотрудник Национального художественного музея Беларуси, востоковед Никита Монич.

Публике, уже поставленной в тупик жанровой солянкой и очень разным уровнем работ, эксперт предлагает вместе посмеяться над сюжетами и авторскими интерпретациями избранных произведений в формате «цирковых» экскурсий.

К примеру, работу Дмитрия Жевнова «Борьба» научный сотрудник объясняет как «танец павианов на фоне Ротко», которого «мы воспринимаем чаще всего на уровне учителя физкультуры». Публика хохочет и бодро следует за лектором к следующему поводу для смеха.

Фрагмент работы Дмитрия Жевнова «Борьба» (живопись, 2016). Фото: Ольга Бубич

 

На просьбу пояснить задачи выбранного способа взаимодействия с посетителями, которые не очень хорошо знакомы с современным искусством, а поэтому с пиететом слушают и даже записывают истории Монича, тот отвечает:

«Мои экскурсии являются развлекухой, это цирковой жанр. Называется «безумный наблюдатель». Это мыслительный процесс, который я озвучиваю. Получается живенько и многим людям нравится».

То есть человек, который приходит на экскурсию к музейному работнику в рамках программы, названной организаторами «образовательной», на самом деле не должен рассчитывать его получить. А в чем тогда суть? «Чтобы понять, что искусство – это может быть прикольненько», – откровенно суммирует Монич.

Цирковой подход экскурсовода, в сочетании с его статусом музейного работника и все еще актуальной проблемой недостаточной подготовки и насмотренности публики кажется не только неуместным, но и вредным.

Чтобы разобраться с тенденциями, жанровыми и стилевыми особенностями массива из почти полторы сотни работ «Салона», необходима группа высококлассных экспертов и, как минимум, месяц кропотливой аналитической работы. Важно помочь публике понять ценовую политику авторов, возможные причины предпочтений галеристов, актуальность выбора художниками или фотографами сюжетов или техник создания произведений, прочертить преемственность, рассмотреть как беларусский, так и мировой контекст. Но вместо такой работы организаторы «Салона» предлагают нам… поиграть в цирк, заполняя пробелы в образованности посетителей шутками и мифами.

Любому цирку – свое время, место и повод. Выставка-продажа современного искусства, нацеленная на развитие арт-рынка, нуждается не в ёрничанье и сарказме, а в аналитике, ответственности и здравом смысле. А с этим пока на «Осеннем салоне» есть проблемы. И поэтому – не смешно.

Нашу рецензию на «Осенний салон» прошлого года можно прочитать здесь.

Читайте также:

Никита Монич: «Музей – это айсберг с уморительной стайкой пингвинов на вершине»

«Художники – это бесполезные люди!» Как узбекского художника заплевали семечками в Минске

«Не менее интересная бронзовая рыба». «Рыбный день» несовременного искусства

Комментировать