Политика

Комплекс жертвы как национальная политика. Что происходит в Польше

536 Ляксей Лявончык

Власти Польши продолжают наступление на гражданские права – и перешли в новую атаку: на историю и здравый смысл. Что происходит у наших западных соседей? Разбираемся.

За последние 30 лет Польша смогла добиться многого. В первую очередь – в экономике.

В стране был реализован самый радикальный и последовательный пакет экономических реформ на всем пост-коммунистическом пространстве, после которого имя Лешека Бальцеровича стало нарицательным. Да, его не сильно любит там самая легендарная «польская масса», потому что «он довел среднего поляка до ручки» и «увеличил безработицу до 25 процентов». Да, реформы Бальцеровича в одну ночь «убили» убыточные государственные предприятия, сняв все ограничения, которые защищали их от конкуренции со стороны коммерческого сектора. Но, как показывает беларуский пример, тут приходится выбирать: или у тебя 25 процентов безработных на короткий срок, или у тебя зарплата в 300 долларов на десятилетия. Собственно, последнее и произошло в Беларуси. Польша выбрала первый вариант. И не прогадала.

Уже спустя 15 лет после первых полусвободных выборов, в 2004-м, Польша стала членом Евросоюза. Итогом стали массовые инвестиции из инфраструктурных фондов ЕС в дороги и стандарты: если в 1989 году в стране был только один полуавтобан, который кое-где под лупой просматривался между Вроцлавом и Краковом, то к 2017 году их протяженность превысила 3.500 километров, плюс примерно такое же количество находится в стадии строительства.

Взрыв инвестиций начался именно после 2004-го, когда Польша вместе с еще семью странами бывшего соцблока плюс Кипром и Мальтой стала полноправным членом Евросоюза – и получала право залазить в инвестиционную корзину, в которую сбрасываются все страны Союза. Их логика проста: чем меньше перепад в доходах и уровне инфраструктуры между разными странами ЕС, тем меньше риска для бизнеса.

В 2017 году средняя зарплата в Польше превысила 1.100 евро, а рост ВВП – 5 процентов.

Но затем наступил 2015 год

В 2015 году к власти в Польше пришла правая партия «Право и справедливость» (PiS). Пришла на популистском слогане «Польша в руинах», объясняя избирателям, что только они могут страну отстроить, потому что, мол, все остальные не умеют. При этом партия Ярослава Качиньского умело играет на комплексе жертвы, решив напомнить всем вокруг, что Польше все должны, а соседи ее постоянно незаслуженно обижали.

Конечно, такая политика возможно только при условии экономического роста – и если ты достаточно умен, чтобы не мешать экономике работать. А этому Качиньский, надо отдать должное, научился.

PiS давно прославился своими нападками на политические права и гражданские свободы – такие как свобода слова и независимость судов. Некоторые одиозные поправки в законодательство полякам пришлось отбивать, выходя на улицы – как, к примеру, попытку полного запрета абортов.

За несколько прошедших месяцев власти страны, похоже, решили довести ситуацию до маразма.

Как Польша «воевала» с Германией

В сентябре 2017 года правящая партия решила, что пришло время напомнить Германии Вторую мировую войну. По мнению Качиньского, Польша  не получила от Германии репараций за оккупацию страны, а должна бы. Небольшой нюанс: страна отказалась от репараций в 1953 году, и это в 2004-м подтвердил кабинет тогдашнего премьера Марека Белки.

Но недавно новоназначенный премьер-министр Матеуш Моравецкий сделали сенсационное заявление о том, что «в 1953 году Польши как страны не было», потому отказ от компенсации со стороны Германии был незаконным. При этом ряд политиков того же PiS заявляли, что «никакое государство не сделало во время войны для евреев столько, сколько Польша». Налицо то ли откровенное вранье и манипуляция, то ли шизофрения: правящая польская партия почему то считает, что во время Второй мировой войны польское государство было, а в коммунистический период после войны его не было.

Чем закончился банкет за деньги от Германии? Да ничем – зря только TVP минувшей осенью захлёбывалось счастьем от того, что в одной (sic!) итальянской деревеньке суд разрешил жителям требовать компенсации от немцев за оккупацию, выдавая это за общеевропейскую тенденцию. Зря государственный телеканал упорно педалировал прилагательное «немецкие» в отношении преступлений Рейха – и настаивал на том, что нельзя говорить «нацисты», потому что «немцы виноваты, говорите правильно!».

В итоге премьер Моравецкий аккуратно спустил вопрос на тормозах, заявив накануне встречи с Меркель, что «если вопрос о репарациях возникнет во время встречи, то я его избегать не буду». Вопрос, судя по всему, не возник. 

Как Польша дружит с Венгрией «против беженцев»

Позицию Польши по мигрантскому кризису, решение которому пытался найти Евросоюз, озвучивала еще бывшая премьер-министр Беата Шыдло: мол, беженцев с Ближнего Востока мы не возьмем, потому что уже приняли полтора миллиона беженцев из Украины. При этом официальная – и вполне открытая – статистика утверждает, что Польша предоставила статус беженца только 183 украинцам.

Впрочем, это не помешало и нынешнему премьеру Моравецкому несколько раз повторить этот бред. В этой своей антимигрантской риторике власти Польши любят ссылаться на «друга Орбана», премьер-министра Венгрии, который тоже грозился не принимать беженцев наперекор общему решению ЕС и обещал «стать за Польшу горой». Чего стоят слова венгерского популиста, ясно показывают факты: пока он это обещал, венгерские иммиграционные отделы щедро отлистывали 1.300 разрешений на убежище афганцам и сирийцам.

Впрочем, и без этой «дружбы» Польша продолжает упираться и отказывается выполнять решение Евросоюза по мигрантам.

Как Польша отрицает Холокост

Но окончательно Варшаву испортил «еврейский вопрос». Несколько недель назад правые радикалы из движения Kukiz’15 (у них целых 42 места в польском Сейме!) поставили на голосование давно, казалось бы, забытый закон – он предусматривает уголовную отвественость за приписвание полякам соучастие в преступлениях во время Второй мировой войны. Закон был принят, подписан президентом страны – и вступил в законную силу.

Пункт про соучастие польского государства в преступлениях нацистов вопросов не вызывал – Польша была одной из немногих стран, в которой не было коллаборационного правительства, такого, как у вишистов во Франции или подконтрольной Германии Словакии. Но пункт про «приписывание польскому народу» подобного соучастия вызвал бурю негодования. Ведь теперь любое публичное заявление о польских коллаборантах или военных преступниках во время Второй мировой войны – уголовно наказуемо. Исключение сделали для историков – но не, к примеру, для очевидцев событий.

Некоторые деятели PiS дошли до заявлений в стиле «в Польше коллаборантов не было, это все евреи выдумали». Премьер Моравецкий тоже не нашел ничего лучше, как на конференции по безопасности в Мюнхене выдать фразу: «так были и еврейские преступники, и польские».

Отношения с Израилем были испорчены мгновенно: Кнессет готовится криминализировать отрицание участие поляков в Холокосте как форму отрицания Холокоста, польское посольство в Тель-Авиве каждый день «украшают» свастиками. Но PiS продолжает утверждать, что «это правильный закон», вновь используя комплекс жертвы – «20 лет можно было плевать на Польшу, а сейчас нельзя».

Жёсткую декларацию озабоченности (в переводе с дипломатического «вы там совсем двинулись?») выдал и Госдеп США. На фоне испорченных на теме беженцев отношений с Евросоюзом это делало Польшу настоящим изгоем на международной арене.

В общем, 20 лет святой веры в необратимость демократических перемен в Центральной и Восточной Европе оказались иллюзией. А что сами поляки?

Сами поляки продолжают демонстрировать поддержку PiS – рейтинг правящей партии растет и не опускает ниже 40%. Причин для этого несколько. Как мы уже отмечали, «Право и справедливость» умело оперирует комплексом жертвы – и при этом не лезет в экономику, позволяя ей расти. А от постоянной борьбы за гражданские права и уличных протестов даже в среде либерально настроенных поляков уже чувствуется некоторая усталость. Да и оппозиция не может сформулировать внятной программы.

Знакомая ситуация, правда?

Читайте дальше:

ЕС и PiS. Польшу могут лишить голоса в Евросоюзе

«За 25 лет элиты Польши так и не объяснили обществу, что такое демократия. Теперь расплачиваемся»

Без права и справедливости. Пойдет ли Польша беларусским путем

Чем обернулась Евроинтеграция для стран Балтии

Комментировать