Арт

«Каждый рубится за свою тусу». Александр Богданов о современной беларусской музыке

1300 Лидия Михеева

Александр Богданов. Фото: artpicnic.by

 

В конце 1990-х – начале 2000-х беларусская рок-музыка была и политическим высказыванием, и эстетическим опытом, и развлечением. Подпольная и популярная одновременно, она представляла собой цельное культурное движение. Сегодня же «эстетикой» и «политикой» беларусские музыканты занимаются раздельно. О том, куда движется беларусская популярная и андеграундная музыка, «Журнал» узнал у руководителя концертного агентства BoPromo Александра Богданова.

В 1990-е и начале 2000-х протестная музыка была одновременно популярной и массовой, а сейчас на гребне волны – группы, отстраняющиеся от политики и социальных тем. Как ты оцениваешь эти изменения?

– Мне кажется, что ситуация выглядит не совсем так. Волна протестной музыки, начавшаяся в 1990-х, существует до сих пор, просто она загнала себя в некую резервацию. Раньше политика объединяла большую движуху, музыка рассматривала серьезные социальные проблемы и творчески искала пути их решения. Сейчас «протестное крыло» в рок-музыке направлено на очень узкую аудиторию и не хочет выходить на какие-то широкие массы. Это не относится разве что к Сергею Михалку.

Важно то, что у молодого поколения выработалась чуйка на искусство. Как правило, если музыкант начинает заниматься остросоциальной деятельностью, это отвлекает его от творчества. Эстетическая сторона продукта страдает. Новое поколение же считает, что в музыке важнее эстетика. Музыканты поняли, что нужно выбирать: либо быть социальным проектом, либо быть исключительно эстетским проектом. И большая часть людей выбирают направление на более глобальный, более культурный, более эстетский продукт, который, как правило, не связан с каким-то социальными темами.

Вспоминая сегодня мега-популярные проекты, рок-группы 1990-х – 2000-х, осознаешь, что в плане эстетики всё это было довольно вторично, поскольку к этому времени в мировом роке все уже было сказано в плане музыки. А наши музыканты зачастую что-то копировали, перепевали, но зато на беларусском, включая это все в наш контекст. Сегодня же появляются популярные группы, которые создают свои ниши, которые сами по себе – уникальное явление в своем собственном жанре, как «Серебряная Свадьба» или «Port Mone».

­– Да, раскол между этими тенденциями – большая проблема. Складывается впечатление, что некоторые люди, которые занимаются продвижением сугубо беларусскоязычной музыки, зациклились только на языке исполнения, и им безразлично качество исполнения, качество аранжировки, качество поэзии. Они настороженно относятся к тем группам, которые стараются найти себя в новом жанре, и при этом занимаются творчеством на русском языке или представляют собой инструментальные проекты. Претензия у них одна – вы не занимаетесь «нацыябудаўніцтвам».

«Журнал» также рекомендует:

 

Например, группа «Серебряная свадьба» воспринимается ими исключительно как веселый разбитной балаганчик. Хотя с тех пор, как они были балаганом, группа поменялась уже раз пять. Сейчас это серьезная лирика, другие аранжировки, другие инструменты и другая концепция. Но многие не меняют своих взглядов, оставаясь в своих вкусах на уровне 1990-х. Заскорузлость этого культурного сегмента может привести, если ничего не изменится, к полной культурной деградации.

Раньше все политическое хАвалось, потому что другого не было. Сейчас это уже надоело, хочется чего-то другого. Существует множество беларусскоязычных групп, за которыми я вообще не успеваю следить. Раз в месяц послушаю – и мне режет ухо, поскольку я в этом вижу кальку, вторичность, просто некачественную музыку.

При этом, ту же «Серебряную свадьбу» и в Европе, и в России знают как беларусскую группу. Мы всегда подчеркиваем, что мы из Беларуси, и у нас есть много интересных людей, нестандартных групп мирового уровня. И все это признают – кроме определенной тусовки тут, в Беларуси. Многие не хотят признать, что и Россия – это тоже рынок, и это такие же люди. Большинство групп, которые выбирают себе путь исполнения на беларусском языке, делают упор сугубо на языке и перечеркивают все остальное, никто из них не делает ничего нового, все продолжают клепать что-то вторичное, рокерское, бардовское.

В начале 2000-х были крупные совместные проекты беларусских групп типа «Святого вечара», «Народного альбома», сборников «Слухай сваё». Было ощущение, что все панки, электронщики, этно-металлисты и рок-музыканты двигаются в какой-то одной общей волне, и музыка их развивается по каким-то общим законам. А можно сейчас привести примеры каких-то совместных проектов, которые бы отражали образ современной беларусской музыки, какие-то общие тенеденции?

­– Сегодня каждый рубится за свою тусу.

Со своей стороны я пытаюсь всячески развивать совместные проекты, фестиваль «МОЖНО!» делать, чтобы самые разные группы объединить: от «Port Mone» до Носорогова. Все это – люди, объединенные идеей делать уникальный проект, делать это с позитивом, донося людям свое мироощущение через творчество. Но многие мне говорят – «Вы маеце ўплыў на людзей, вы павінны казаць аб тым, што адбываецца тут, у Беларусі». А мы делаем музыку! Например, недавно в Re:Pebulic проходил фестиваль «Помоги детям», который объединяет группы, находящиеся вне политических движух. Эти группы активно ездят по Европе, их любят и тут, и там.

С другой стороны, «Тузін хітоў» делает, например, трибьют «Песняров», объединяя самые разные группы тоже. Каждый занимается в этом смысле чем-то своим.

А издание цифровых релизов, по аналогии, например, с лейблом «Пяршак», может помочь в развитии беларусской музыки?

– Да, сейчас настала эра цифровых продаж, мы с Женей Калмыковым открыли лейбл по изданию музыки и координации авторских прав, и этот лейбл нацелен именно на цифровые продажи. Мы собираемся заниматься продвижением цифровых продаж в iTunes, чтобы музыканты на этом зарабатывали. Хотя основной заработок музыканта – это, по прежнему, концерты.

Был длинный промежуток времени, когда не было ясности с авторскими правами, чтобы все это контролировать. Сейчас механизмы есть, и у людей уже есть понимание, что за музыку нужно платить. Яркий пример – опыт «Серебряной свадьбы» на сайте kroogi.com. Ты выкладываешь альбом, и человек может скачать его бесплатно, а может заплатить сколько хочет. И по статистике, один из трёх человек платит, причем, оценивает альбом от 3 до 20 долларов. Это при том, что он выложен вроде бы бесплатно. То есть, сейчас культура оплаты за цифровые релизы уже формируется, и в Беларуси в том числе. И почему бы это не вывести на должный уровень?

Ты говоришь о том, что команды, которые ты промотируешь – «Петлю Пристрастия», «Серебряную свадьбу», Носорогова – объединяет то, что они стремятся делать искусство. Можно ли сказать, что, на фоне серьезности и пафоса политизированных групп, они ироничны, в них сильно карнавальное начало, они «цепляют» какой-то игровой эстетикой?

– Я бы так не сказал, тем более что в «Port Mone», «Гурзуфе» или «Петле пристрастия» этого нет. Просто всегда есть первичные и второстепенные задачи. У тех людей – донести какой-то социальный месседж, а у других людей – донести красоту. А каким это способом – при помощи иронии, кривляния или тяжелого рока с красивым вокалом и очень нестандартным текстом, как у «Петли Пристрастия» – уже не важно. Эти группы в принципе воплощают мое ощущение красоты и подлинности.

Чего, по твои ощущениям, не хватает в современной беларусской музыке? Каких тем, жанров? Может быть есть запрос на группу того или иного формата?

– Очень много жанровых ниш в принципе свободно. Мне кажется, что многим музыкантам нужно оглядеться по сторонам, поскольку они замкнуты, делают кальку на NRM, хоть NRM и хорошая группа была, в локальном смысле. Но большинство музыкантов не смотрят на мировые тенденции. Для многих хип-хоп – это дикость, а современная классная электронная музыка – это вообще за пределами досягаемости. Надо следить за мировыми тенденциями. Кто это делает – тот может синтезировать что-то свое на базе мировой практики. А кто варится только в собственном соку, не оглядываюсь по сторонам, тот обречен быть замкнутым в четырех стенах.

А есть ли от самой аудитории запрос на альтернативную и разнообразную музыку?

– Беларусская аудитория – это загадка для всех. Это нечто непредсказуемое. Порой есть ощущение, что аудитория млявая и неразборчивая. Но есть и противоположное ощущение, что на самом деле всем тут не хватает чего-то и все ждут: ну когда же наконец произойдет нормальная движуха, прогрессивная, модерновая и неместечковая. Но когда она происходит, то оказывается, что она нужна двумстам людям. А потом снова смотришь – тысячи людей, огромный город, куча молодежи, которая в интернете всё отслеживают, и которым не хватает местного проекта.

У меня есть такое ощущение, что культурная движуха сейчас на спаде волны. И пока не появляется ничего, про которое ты бы сказал «Вот это будет бомба!». Все ждут, когда парабола пойдет вверх. 5-7 лет назад был подъем всей этой неординарной группы команд, когда мы попали в Россию, Голландию, Германию. Интерес к тем группам остался, а новых появляется мало.

Есть такая особенность менталитета у народов бывшего Союза – ретромания, отсутствие тяги к чему-то новому. Многие даже очень молодые люди – типа больше за классику: классический рок, панк, в общем, за пережитки прошлого. Мы стараемся в меру наших сил этот тренд менять.

Комментировать