Деньги

Как я продавала машину

1066 Янина Мельникова

Автор «Журнала» решила продать личное авто – и попутно изучила классические типажи участников беларусского авторынка.

У меня есть машина. Не ахти какой немец с японским сердцем, разработанный в Бразилии, собранный в Испании для рынка Европы. Мы вместе всего только год, но, как нередко бывает, не сошлись характерами. Не вдаваясь в подробности, скажу: я решила, что пора расставаться.

Согласна, момент выбрала не ахти какой: рынок стоит, цены на аналогичные модели за год упали раза в полтора. А с учетом того, сколько в нее успела вложить, отдам, как говорится, за полцены. Но когда «не мое», тогда «не мое». Я – девушка горячая, рублю с плеча.

Раскидала объявления по разным сайтам продаж и стала ждать. Звонки на мобильный посыпались как из рога изобилия уже через полчаса. Строго говоря, процесс продажи все еще длится, но кое-какими наблюдениями и выводами уже могу поделиться.

Сто долларов на бензин

Если вы думаете, что машину с региональными номерами лучше продавать на сайте «Автомалиновки» или «Автобарахолки» Онлайнера, то вы ничего не знаете о Беларуси. Большинство звонков в первые же дни продажи пришло с «Куфара». Да, я сама поначалу удивилась. «Куфар» был последним местом, о котором подумала бы. Подсказал отец c он там свой скутер продал и новый купил.

Оказалось, жители регионов Беларуси активно пользуются этим ресурсом. По всей видимости, дело в телевизионной рекламе, которая уверяет, что там можно продать даже живую лошадь, не то что железную.

По объявлению с «Куфара» звонили простые деревенские мужики. Задавали много пространных вопросов, дивились, что женщина знает автомобильные термины и разбирается в количестве лошадей под капотом. Неумело торговались и на «смотрины» собирались ехать чуть ли не на тракторе. Во всяком случае, один мне так и сказал: «Мне из Браслава ехать далеко, на топливо сто долларов надо». Что за «агрегат» у товарища, который сотку зеленых «жрет» за 400 км, не уточняла. Дядька так и не доехал.

Были желающие глянуть на машину и из Гомеля, и из Витебска, и из Бреста. Одни предлагали приехать самой и показать (ну да, девушки же любят кататься, почему бы и не в Гомель?), другие после длительных переговоров начинали уламывать на «чуть снизить цену». На поверку «чуть» оказывалось значительной суммой, хотя сама машина на рынке (разумеется, я предварительно изучила аналогичные предложения) занимала среднюю ценовую категорию.

И бит, и крашен, и что-то стучит

Эти приезжают группами, по два, три, а то и четыре человека. Бегают, суетятся, стучат, слушают, ковыряют пальчиками. Ведут себя, как группа оперов, которые вот-вот достанут из багажника окровавленный труп бывшего хозяина машины.

«О, да она у вас крашенная!» – со стопроцентной уверенностью утверждают эти люди-рентгены. На просьбу показать, где, чтобы другим покупателям «честно признаваться», многозначительно молчат. Не мужское это дело опускаться до разъяснений.

Зато, чем больше «накопают», тем на большую скидку рассчитывают. Обычно, дальше «версий» их расследование не идет. «Что-то мне не нравится», – довольно слабый аргумент. Тем более, что новую «тачку» из салона я им точно не предлагала.

В конечном итоге оказывается, что машину смотрят не для себя («девушка попросила», «дядя из соседнего города подумает»), садятся в проржавевшую «девятку», врубают на полную шансон и катят «по делам».

Такие деловитые молодые ребята, после которых, на всякий случай, заглядываю в багажник в поисках бурых пятен крови от трупа прежнего хозяина.

Перекупы, перекупы

Эти вопросами о состоянии машины, пробеге и прочими мелочами не интересовались. С места рвали в карьер.

«Дам четыре с половиной тысячи, забираю завтра», – бескомпромиссно заявил один таким тоном, что я должна была подскочить от радости. Машину он в глаза не видел, но уже через минуту разговора с потенциальным покупателем я почувствовала, что являюсь владелицей груды металла, которая никому, кроме этого благодетеля, и даром не нужна. И, признаюсь, почти было согласилась.

«По ксерокопии отдадите?» – раскрыл себя благодетель (до этой фразы о том, что машина для перепродажи нужна, разумеется, не было ни слова). «Заключим договор – отдам», – протрезвела я. «Девушка, вы что из прошлого века? Да сейчас все так делают в Европе!», – давил потенциальный покупатель.

Обвинения в несовременности потенциально должны были задеть мою нежную девичью душу, но ощущение, что гражданин хороший ездит мне по ушам, не покидало. Мне по сути предложили отдать зарегистрированную на мое имя машину незнакомому человеку, который, возможно, когда-то продаст ее новому владельцу. А, возможно, другому такому же перекупу. А тот – третьему… И все это время машина будет ездить по дорогам, зарегистрированной на мое имя. Камеры, штрафы за превышение скорости, неправильную парковку, ДТП и прочие «приятности» – пронеслись перед моими глазами в считанные минуты. И стали последней отрезвляющей каплей, после которой все его «Да к вам, кроме меня, никто не поедет. И больше меня никто не даст» имели обратный эффект.

Уже положив трубку, задала вопрос всезнающему Гуглу, чем опасны перекупы. Тот подсказал, что штрафы и возможное криминальное будущее моего железного коня – не единственный риск. Есть большая вероятность, что в мой дом могут рано или поздно нагрянуть ребята из налоговой: есть риск, что сумма, за которую вы продали машину, окажется меньше той, которую укажет «перекуп» и его покупатель в договоре (счет-справке). В таком случае вы якобы получите прибыль. И должна будете заплатить с нее налог. Правда, до определенного времени, вы и знать об этом не будете. А вот налоговая «прибыль» вашу вычислит.

Кроме того, вы можете не знать, когда именно продали вашу машину новому владельцу, а значит, если вдруг с другой машиной у вас не сложится, есть риск, что в один календарный год вы по документам продадите две машины. И вновь – добро пожаловать, налоговая!

Про варианты того, что на «вашей» машине кто-то совершит ДТП да еще и со смертельным исходом, даже говорить страшно.

Срочно, без проверок и СТО

Благородный вариант перекупов – официальные фирмы. Они не звонят. Вообще никогда. Они шлют СМС. Внимательно отслеживают все новые объявления на сайтах и шлют СМС. Краткие и четкие: «Купим. Срочно, без проверок. Деньги отдадим сразу».

Рассчитывать на более-менее высокую цену с ними не приходится. Как и перекупы, эти ребята не возьмутся за авто, на котором нельзя будет наварить менее 1–1,5 тысячи долларов. Учитывая общую стагнацию рынка, услышав их предложение, понимаешь, что за вырученные деньги едва купишь два хороших горных велосипеда.

«А что вы хотите, вон в России в салоне новую машину за 8 тысяч купить можно», – говорит менеджер одного из таких автосалонов (точнее, автостоянки под открытым небом).

Так и хочется ему в ответ посоветовать поехать в Россию в салон и купить.

Вместо вывода

«На каждую машину найдется свой покупатель», – говорит подруга.

«Главное, его дождаться», – добавляю я.

И жду. Периодически становясь то зрителем в психологическом театре перекупов, то выслушивая песни о тяжелом материальном положении страны (словно сама живу в какой-то другой). Нет-нет, да и заденет очередной авантюрист тонкие струны моей девичьей души, посеет сомнение в том, что желание официально и законно продать авто – пережиток прошлого. Но моральный аспект и страшно не авантюристский характер вовремя включают «красный свет».

Комментировать