Арт

Искусство против меда. Что показывает нам «Арт-Минск»

1285 Ольга Бубич

Фрагмент экспозиции выставки «Арт-Минск» во Дворце искусств. Фото: Ольга Бубич

 

В столице Беларуси проходит «Арт-Минск» – амбициозный проект, призванный познакомить зрителей с творчеством современных беларусских и зарубежных авторов. «Центром притяжения и локомотивом» организаторы назвали экспозицию во Дворце искусств.

Официальная галерея Беларусского союза художников больше известна публике по регулярно проводимым там религиозно-коммерческим мероприятиям: «Вербный кірмаш», рождественская, пасхальная, медовая и другие ярмарки. Там же последние три года «Белгазпромбанк» организует «Осенние салоны» – выставки-продажи произведений беларусских авторов, которые для участия в проекте анонимно отбирает экспертное жюри.

Содержательная сторона «Салонов», уровень и актуальность некоторых работ, а также культура экспонирования произведений не раз вызывали критику. В новом «банковском» проекте решились на новый шаг: передать бразды кураторства приглашенному иностранному эксперту – итальянцу Стефано Антонелли. Организаторы заявили, что для этой выставки произведения (во Дворце искусства их около 150) отбирал именно он.

Разберемся с «Артом»

В мире искусства слово «арт» в названии выставки – это бренд. Начало ему положил «Арт-Базель» – ежегодная международная июньская ярмарка в швейцарском городе на берегах Рейна. С 1970 года «делать бизнес» в Базель съезжаются все значимые игроки арт-торговли: знакомиться с новинками, завязывать контакты и, конечно, прицениваться. Разбираться, куда ветер дует и во что самое время вкладывать.

За почти полвека начинание арт-дилеров Эрнста Бейелера, Труди Брукнер и Бэлза Хильта, избравших город на границе трех государств в качестве «мекки» денег, статуса и искусства, обрело вес и распространилось на весь мир. Свой «базель» теперь есть у Майами, Гонконга, Чикаго, Кёльна и многих других городов мира.

Сегодня формула «Арт+Город» – своеобразная заявка. В качестве ее основной цели можно выделить разнообразие и общение. Экспозиции не оценивают с точки зрения «диалога» произведений: чаще «базели» выглядят как набор блоков, закрепленных за прошедшими отбор галереями. На следующем этапе именно они сами решают, какого художника или художников представлять зрителями и коллекционерам как свое «лицо», на кого делать ставки. Ярмарка становится площадкой, где Мастера сосуществуют с новичками, эксперимент – с классикой, поп-арт – с модернизмом.

Хотя открыто про заявку на уровень «Арт-Базеля» в отношении минского проекта не говорилось, но – коль назвался груздем, так полезай в кузов. В официальном дискурсе, культурных и туристических СМИ Минск часто называют «европейской столицей», так что желание, хотя бы формально, подобраться к уровню современного искусства западных соседей – похвально и понятно. Пригласить для отбора работ иностранного куратора – логичный шаг в рамках той же стратегии. Но в итоге все равно получили скучную солянку, которую мы уже проходили.

В поисках современного искусства

Базовые принципы фестивалей формата «Арт+Город» – блочность, галереи, разнообразие и диалог. По таким правилам на центральной площадке «Арт-Минска» «работает» только блок, где представлены балтийские соседи – их секции визуально выдержаны, на стенах – названия стран и галерей, на столах – раздаточный материал. Отдельным стендом – мини-выставка тематических книг. Такой подход дает возможность составить цельное высказывание как о визуальной стратегии определенной галереи, так и о культурной сцене страны в целом.

Галерейный блок Эстонии в экспозиции выставки «Арт-Минск» во Дворце искусств. Фото: Ольга Бубич

 

А что же местные арт-дилеры? Беларусских галерей на выставке во Дворце искусств нет: полотна развешены, скульптуры расставлены «как всегда» – без учета диалога форм и сюжетов. На фоне гиперреалистичного осеннего парка – арт-объект противогаз. Рожденный в таком синтезе смысл свидетельствует о том, что «современное искусство» все же пока до стен «Медового дворца» не добралось. Тотальное дежавю не только предыдущих «Салонов», но и других выставок во Дворце искусства вроде «Селфи» и прочих клонов-винегретов с тем же набором действующих лиц, больше напоминающих формат академского «просмотра».

На «Осеннем салоне-2017» галерейные блоки, наконец, стали появляться – и их владельцам и галеристам предоставили свободу «делать свое дело»: самостоятельно организованные пространства демонстрировали актуальных авторов и коммерчески привлекательных художников. Число галерей с каждым годом в стране растет, и «брендовая» коммерческая выставка представляется идеальным местом для их рекламы.

Куратор корпоративной коллекции «Белгазпромбанка», кандидат искусствоведения Александр Зименко объясняет, что организаторы «Арт-Минска» хотели, чтобы галереи в рамках проекта делали выставки у себя. Желание достойное – но непонятно, почему тогда Дворец позиционируется как центральная площадка современного искусства.

Фрагмент экспозиции выставки «Арт-Минск» во Дворце искусств. Фото: Ольга Бубич

 

Эта стратегия выглядит особенно странной в контексте изменения условий участия художников в экспозиции-«локомотиве» – заявки приглашали подавать «без ограничений по возрасту». Александр Зименко поясняет, что решение было принято в результате обсуждения итогов предыдущего «Осеннего салона»: «Мы видели, что из-за возрастного ограничения из выставок выпадают очень интересные художники».

Организаторы фестиваля заявляют, что в нем «принимают участие 250 художников, отобранных из более чем 800 претендентов». Предмет ли это для гордости? Один из участников анонимного жюри рассказал «Журналу», что большое число заявок, присланных для участия в «Арт-Минске», исходило от детей и подростков из изостудий. Так что такое число заявок показывает, скорее, не демократичность отбора, а непродуманность целей мероприятия, претендующего на демонстрацию лучшего и современного – и ищущего это в творчестве любителей.

Открытий на «Арт-Минске» не произошло: как и на предыдущих «Салонах» – те же зажатые в углах скульптуры, кто на подставке, а кто – на полу, кочующие с «салона» в «салон» живописные полотна, выполненные в реалистичной либо в романтически-сюрреалистической стилистике.

Редкие концептуальные произведения поданы без экспликации. Например, скандальные кубики Михаила Гулина покоятся пирамидкой в центре одного из залов, и только криминально очерченный красный контур намекает на их судебное прошлое. Что скрывается за конструкцией, почему она важна – зритель может узнать, только если он специально задастся такой целью. «Современность» проваливается в осенний пейзаж и стирается очередным почти любительским «ню».

Фрагмент экспозиции выставки «Арт-Минск» во Дворце искусств. Фото: Ольга Бубич

А был ли куратор?

Начинка «Арт-Минск», вне зависимости от присутствия новой переменной – итальянского куратора, – снова оказалась клоном предыдущих проектов Дворца искусств. Поэтому фактические участие и голос «звезды» в формировании экспозиции остаются неясными.

Почему именно Антонелли? Для работы с таким сложным и многослойным контекстом как беларусский пригласили эксперта, специализирующегося… на стрит-арте. В Европе имя Стефано Антонелли чаще всего упоминают в связке с двумя его проектами – переоборудованной в арт-сквот «999Contemporary» римской фабрики и не одобренной самим художником выставке Бэнкси, активно протестующим против коммерциализации его граффити.

Уместность его кандидатуры вызывает сомнения и у минской арт-менеджера и куратора ряда успешных выставочных проектов («Имена», «Конденсат» и др.) Анны Карпенко: «К организаторам у меня только один вопрос: какой долгосрочный эффект и нетворкинг можно получить от куратора неавторизированной выставки Бэнкси, работающего на частные итальянские фонды, которых в Италии тысячи? Я не нашла ни одной статьи в профессиональных кураторских ресурсах «приглашенного арт-критика», который, насколько я поняла, больше интересуется стрит-артом».

Дворец искусств от уличных протестов и актуального искусства далек, но организаторы не видят в этом противоречия. Александр Зименко отмечает, что им как раз была важна «готовность куратора работать с незнакомым выставочным пространством». «Что касается специфичности беларусского контекста, то, я уверен, что так можно сказать о любой стране», – поясняет искусствовед.

Но комментарии самого Антонелли и удивление нехваткой в шорт-листе «современных жанров» демонстрируют как раз его невысокую «готовность» – в контекст он все же не вник. На вопрос «Журнала» о том, будет ли в экспозиции учитываться «народная» репутация Дворца искусств как места проведения религиозно-коммерческих ярмарок, далеких от искусства, итальянец ответил так:

«Меня совершенно не смущает, что здесь продаются мёд или шубы. Скорее я смутился бы, если бы предметами торговли выступали наркотики или автомобили. Разве это не прекрасная возможность пообщаться с людьми, привлечь публику к самой локации? Мне не хотелось бы ограничивать искусство стенами здания, ведь оно на самом деле существует и вне него.

Во Франции, Италии или даже Восточной Европе в музеях продают кулинарные рецепты и другие вещи, абсолютно не связанные с искусством. Они превращаются в места современного мышления, рефлексии и учебы. Места, где люди развлекаются и делают покупки. Музей должен быть местом вдохновения, а не местом, напоминающим церковь – таким, где нужно понижать голос и как-то по-особому смотреть на произведение. Какое уж там вдохновение?»

Фрагмент экспозиции выставки «Арт-Минск» во Дворце искусств. На переднем плане – работа Татьяны Малышевой «Старая Гута» (2002, цветное стекло, 5 штук). Фото: Ольга Бубич

 

Такое понимание музеев и галерей, несомненно, прекрасно, но пока далеко от культурного контекста Беларуси. Чтобы гулять по свободному музею, нужно сначала его построить. Чтобы вдохновлять произведением, нужно его создать и иметь возможность донести до зрителей – а для этого нужно не только желание. Для этого нужна налаженная система, культура подачи произведений, логичные и прозрачные стратегии отбора и формирования экспозиции, тесный контакта с местным профессиональным сообществом «на равных».

А пока, отмечает Анна Карпенко, «обратной связи ноль. На «закрытые предпоказы» и общаться с иностранными кураторами не зовут». Да и ответов на вопросы критического сообщества добиться сложно: автор этих строк месяц ожидала комментариев от куратора Антонелли, запрошенных через организаторов фестиваля.

Не медом единым

Сомнения в том, что Антонелли вник в местный контекст, есть и у одного из участников «Арт-Минска» – художника Руслана Вашкевича, известного критическими перфомансами и саркастичной живописью. Для участия в выставке он подготовил в тандеме с Алиной Савченко «художественный жест» под названием «Павильон». Его суть как раз и подтверждала рассуждения Антонелли о свободном музее.

Реагируя на дискредитацию искусства и проведение массовых торговых мероприятий на официальной площадке Союза художников Вашкевич «встроил» в экспозицию настоящие точки продаж мёда и «не менее легендарного фабричного Китая». Описание проекта «Павильон» прошло отбор, но во время монтажа авторской конструкции, по словам художника, «куратор напрягся» – казалось, что с концепцией заявки и аллюзиями на мёд и китайский ширпотреб он был незнаком.

Проект «Павильон» Руслана Вашкевича и Алины Савченко на «Арт-Минск». Фото предоставлено Русланом Вашкевичем

 

«Для всех это стало неожиданностью, ввело в ступор всю художественную общественность и администрацию фестиваля, хотя мы ни на каком из этапов не скрывали своих намерений. Подали официальную заявку с условным описанием проекта. Комиссия, похоже, механически принимала заявки, повесив всю ответственность на приглашенного куратора. Не вникая в наш контекст и местные расклады, он с восторгом принял наше предложение и согласился экспонировать проект в самом центре выставки», – рассказал «Журналу» Руслан Вашкевич.

По словам художника, во время подготовки и монтажа инсталляции все, включая куратора, резко напряглись: «Задача нашего проекта – не развлекать самовлюбленных художников и нетребовательных зрителей, это удар под дых всему арт-сообществу».

«Павильон» продержался в «Арт-Минске» только два дня. Руслан Вашкевич рассказал «Журналу», что администрация Дворца искусств, сославшись на законодательство, в последний момент дала категорический запрет на осуществление торговли – которая, собственно и являлась частью критического высказывания. Поэтому художники приняли решение снять проект с экспозиции.

Проект «Павильон» Руслана Вашкевича и Алины Савченко на «Арт-Минск». Фото предоставлено Русланом Вашкевичем

 

Александр Зименко, ссылаясь на директора Дворца искусств Александра Зинкевича, поясняет: «Во время подготовки выставки автору был задан прямой вопрос о наличии у индивидуальных предпринимателей разрешений на торговлю. Он заверил, что все документы есть и они в порядке. На просьбу напрямую связать с предпринимателями он никак не ответил. В день монтажа выяснилось, что из всех документов у ИП были только сертификаты качества на продукцию».

Художественный жест, который сам Вашкевич просит называть «поступком», «не вписался» в сухую букву закона. Выходит, что искусство все же на выставке главную роль не играет, и до «свободного» музея, который пропагандирует куратор, нам еще далеко.

«Здесь мы сталкиваемся с еще одной стороной нашей нездоровой реальности – регламентированием искусства в публичном пространстве. Искусство в рамках закона теряет свою остроту, актуальность и потенциал. Это элементарная формула развития нормального общества и амбициозного современного искусства», – объясняет Вашкевич.

С чем же «Арт-Минск» знакомит беларусского зрителя? За рассуждениями о «свободном музее», где необязательно «говорить шепотом», мы видим очередную солянку с редкими звездами интересных высказываний, тонущих в массе посредственности.

Читайте дальше:

Кому смешно на «Осеннем салоне»?

Искусство просит кирпича. Стоит ли идти на выставку фигурок из Lego

Культура через решетку. Как воспитать новые вкусы

Комментировать