Политика

Игры в Сочи: триумф и поражение России

242 Анна Добровольская

Неделю назад в Сочи закончились XXII Зимние Олимпийские Игры, которые с самого начала подготовки не были просто Олимпиадой (если «просто Олимпиада» вообще возможна), а неким барометром патриотических настроений сегодняшнего российского общества.

Первые зимние Игры в субтропиках, самые дорогие игры, игры с самой большой российской командой за всю историю и еще много других факторов, которые сделали эти игры для многих «самыми-самыми». Для россиян Олимпиада стала долгожданным ярким и красочным триумфом, символом надежды на то, что страна может однажды объединиться вокруг прекрасного и общего для всех праздника.

Но, увы, помимо климата, спортивных побед и рекордов было еще много того, что свидетельствовало о том, что этот праздник был не для всех.

С самого начала подготовки Игр складывалась совершенно иная картина – Олимпиада постепенно становилась не столько национальным триумфом, сколько одним из самых больших национальных поражений.

И вот эти две несочетаемые картины – триумфа и провала – сопровождали проведение игр с начала и до конца, став очередным показательным симптомом того раскола, который сохраняется и продолжается в российском обществе. При этом именно Олимпиада показала, как мало носители этих двух противоположных картин сознания понимают друг друга, и насколько они не готовы к диалогу.

Обычные зрители соревнований старались не замечать проблем с Олимпиадой – проблем с природой, которой был нанесен значительный урон строительством олимпийских объектов, личных историй тех многочисленных местных жителей, которых насильно заставили переехать только потому, что их земля была так «удачно расположена» для строительства новых дорог и стадионов. Изо всех сил игнорировалась информация о том, что на стройках Сочи разворовали почти все, что можно. И именно это стало основной причиной дороговизны игр, но при этом сотни иностранных рабочих до сих пор не получили обещанной зарплаты.

Это те истории, которые были у всех на слуху, массово описывались в СМИ и социальных сетях. Блогеры тщательно подсчитывали, сколько новых стадионов, детских садов и больниц можно было построить в каждом российском городе на все деньги, потраченные на Олипиаду; создавали целые "энциклопедии трат". Это все информация, которая была более-менее приемлемая для условного большинства россиян.

Гораздо менее приемлемыми были известия о том, что лидеры некоторых стран отказываются приезжать на открытие Олимпиады из-за сложившейся в России ситуации с правами человека в целом, и в частности – с принятием скандального закона «о пропаганде гомосексуализма». Ну а информация о том, что во все время подготовки к играм в Сочи и в Краснодарском крае планомерно оказывалось давление на независимых правозащитников и гражданских активистов, так и вовсе осталась известной лишь для очень узкого круга их коллег из других городов и стран. Но несмотря на то, что многая часть из перечисленного выше игнорировалась почти всеми зрителями Олимпиады, «осадочек» все равно остался, и может быть именно поэтому поклонники спорта вели себя во время игр столь страстно.

Весь этот накал страстей сохранялся вплоть до начала церемонии открытия Игр, которая сама по себе стала отдельным, достойным анализа событием. Церемонию не прокомментировал только ленивый. Внимания было удостоено все: и форма российской сборной, и заигрывание с полным набором типичных «русских» стереотипов, и крайне субъективная интерпретация российской истории и литературы. Церемония тоже стала объектом многочисленных шуток и издевок, но с этого момента жизнь тех, кто Олимпиаду смотрел, и тех, кто ее бойкотировал, окончательно пошла по двум непересекающимся рельсам.

Пик раскола наступил, когда начались трагические события в Украине, когда уехали многие украинские спортсмены, а оставшимся российские зрители вдруг в какой-то момент начали кричать «упади» и «промахнись». В этот момент рельсы из просто непересекающихся стали совсем уж расходящимися, и их стало гораздо больше, чем два.

Один рельс – те, для кого Олимпиада осталась самым главным событием. Эти люди до последнего не замечали никаких посторонних новостей, обсуждали только последние рекорды и место в общем медальном зачете, и очень сильно обижались на шутки по поводу Игр или на любые попытки преподнести альтернативную информацию о происходящем.

Другой рельс – люди, для которых и Олимпиада, и все происходящее были просто событиями в общей череде их жизни, не слишком задевая ее течение.

Третий рельс – люди, которые Олимпиаду отвергали, изо всех сил акцентируя внимание на происходящем вне и вокруг нее, и в России, и в Украине.

И наконец, четвертый рельс – самый «тоненький» и малочисленный – это искренние поклонники спорта, которые в то же время успевали интересоваться всеми остальными событиями.

Казалось бы, как такое невинное мероприятие, как большие спортивные соревнования может привести к тому, что люди постоянно начинают спорить, переходить от обсуждения прыжков и биатлона к обсуждению острых политических вопросов и того, насколько та или иная страна лучше другой...

В целом можно сказать, что российское общество, будучи хозяевами Олимпийских Игр, не выдержало проверку на глубину, осмысленность и «не-истеричность» своих патриотических чувств. Слишком уж сильно все происходящее демонстрировало наше общее желание изо всех сил показать собственное величие и силу, слишком мало было гостеприимства и принятия других, слишком усердно мы доказывали себе и друг другу правильность своей единственной точки зрения. Вместо всеобщего праздника спорта Олимпиада превратилась в странное сочетание комплексов, страхов, амбиций и желаний.

Впрочем, Олимпийские Игры и так давно уже перестали быть просто праздником спорта (если вообще когда-либо были им), а стали ареной для демонстрации политического превосходства, получения сверхприбылей от рекламы транснациональных корпораций, оставляя лишь небольшое пространство для тех, кому все еще важно наслаждаться красотой и искусством спортсменов и теми чудесами, на которые остается способен человек, несмотря ни на какие политические противостояния.

 

Анна Добровольская - гражданский активист и блогер, член координационного совета Международного молодежного правозащитного движения

Комментировать