Политика

Игра «от обороны». Как власть отвлекает беларусов от проблем в экономике угрозой войны

2080 Дмитрий Яненко

Александр Лукашенко озаботился обороной. От местной вертикали потребовали «самостоятельно организовать оборону в своем районе» в случае военной угрозы. «Журнал» выяснял, существует ли такая угроза, внешняя или внутренняя – и зачем на самом деле власти снова «играют в войнушку».

«Как показывает многовековой опыт, только придав обороне всенародный характер, можно гарантировать успешную защиту государства», – приводит слова Александра Лукашенко его пресс-служба. Для этого в Беларуси еще десять лет назад создали территориальную оборону. Ей было посвящено совещание, которое глава государства провел 17 февраля.

«Имея оптимальный состав этих войск, мы должны быть уверены, что при возникновении военной угрозы обстановка в районах будет под контролем», – сказал президент.

Нынешние сборы направлены на углубление знаний по вопросам территориальной обороны у руководителей областного уровня. Александр Лукашенко призвал генерал-губернаторов подойти к участию в сборах неформально, вникнуть во все нюансы деятельности войск территориальной обороны. По его словам, уровень подготовки руководителей городов и районов должен быть позволить им, если понадобится, «самостоятельно организовать надежную оборону в своем районе».

Беларуси война не грозит

Существует ли реальная военная угроза для Беларуси? По мнению военного эксперта Александра Алесина – нет.

«Геополитическая ситуация в регионе стала более стабильной и предсказуемой. На Донбассе перемирие. Между Россией и НАТО исчезла острая риторика. Снятие санкций с Беларуси доказывает, что Запад не рассматривает нас в качестве противника в вероятной завтрашней войне. Никакой военной угрозы для Беларуси не существует», – отмечает эксперт.

А вот некоторые западные эксперты на полном серьезе считают, что следующей после Украины целью Путина станет именно Беларусь.

«Несмотря на то, что канцлер ФРГ Ангела Меркель назвала Владимира Путина неадекватным политиком, я считаю, что в Кремле мыслят рационально. У России сейчас и без Беларуси слишком много проблем. Это и поддержка самопровозглашенных ДНР и ЛНР, и военная операция в Сирии, и контроль ситуации с опасностью, которая исходит из Афганистана. Плюс к этому новая волна разногласий с Северо-Атлантическим альянсом – как известно НАТО переводит свои контингенты в страны Балтии, Польша просит военной поддержки», – говорит Алесин.

В данной ситуации нарушение стабильности в Беларуси явно не пойдет на пользу России. И, несмотря на некоторые словесные эскапады со стороны Александра Лукашенко, Беларусь остается верным союзником России – принимает участие во всех учениях, предоставляет свою территорию для российских войск для совместных занятий.

Да и признаков того, что Беларусь собирается покинуть ОДКБ, не видно. Поэтому, считает эксперт, «украинский сценарий» для Беларуси нереалистичен.

«Это очень дорого стоит – нормализовать ситуацию после того, как разворошишь “осиное гнездо”. Я думаю, от Москвы и дальше следует ожидать политики “кнута и пряника” – вводя какие-то ограничения, все же предоставлять Минску экономическую помощь, не слишком “жирную”, но такую, чтобы режим не рухнул», – подчеркнул Алесин.

Если с решением экономических вопросов у Беларуси и России возникают проблемы, то в оборонном сотрудничестве всё работает как часы. Неслучайно россияне называют Беларусь главным военным союзником, и все соглашения по сотрудничеству в этом направлении безукоризненно выполняются.

В Беларуси сохраняются два военных объекта России (станция предупреждения ракетного нападения в Ганцевичах и центр связи флота в Вилейке), беларусские и российские военные по нескольку раз в год проводят совместные учения на территориях двух стран.

Есть, правда, загвоздка с российской авиабазой, которую планировалось разместить в Бобруйске, но и эти разногласия разрешаются. Как недавно отметил российский посол Александр Суриков, «процесс не затягивается, он находится в стадии обсуждения».

Зато есть проблемы в техническом сотрудничестве. Россия не может в должной мере перевооружить беларусскую армию. Прежде всего, потому что новейших образцов вооружения России самой не хватает. Во-вторых, эти образцы очень дорогие и они просто не по карману Беларуси. В-третьих, по некоторым позициям Беларусь выступает конкурентом России на мировом рынке вооружений. В-четвертых, Россия не всегда хочет допускать беларусских производителей военной техники к своему государственному заказу.

Алесин обращает внимание на другое заявление президента – о задаче по повышению мобильности беларусской армии. Оно, по мнению эксперта, противоречит словам о том, что территориальная оборона нас спасет.

«Надо понимать, что главная ставка делается на мобильную армию с современным вооружением и техническим оснащением. А вопросы о территориальной обороне носят больше конъюнктурный характер, связанный с внутренней политикой. Если бы мы реально хотели иметь территориальную оборону, то надо было бы регулярно людей учить, содержать аппарат военных специалистов, которые бы проводили систематическое обучение. Примерно то, что происходит с военнослужащими резерва, ведь люди, которые служили 20-30 лет назад, сегодня не могут быть полноценными боевыми единицами. Боюсь, если их внезапно призвать на войну, результат будет, мягко скажем, не очень хороший», – подчеркнул Алесин.

Так что учения территориальной обороны больше вызваны иными причинами – в первую очередь, экономическими трудностями. Власти просто пытаются отвлечь внимание населения от экономических проблем и переключить его на вопросы безопасности, грозящей военной угрозы.

Напряжение без протеста

Будущей весной Палата представителей планирует рассмотреть законопроект об утверждении новой Военной доктрины. Среди прочего, как рассказал член Постоянной комиссии Палаты представителей по национальной безопасности Александр Межуев, этот документ учитывает «экспорт цветных революций». Появился в документе и новый термин – «внутренний вооруженный конфликт».

«Зачастую государства, которые навязывают свою политику другим странам, пытаются достигнуть военно-политических целей, используя внутренние деструктивные силы. Так как вопрос о развязывании внутреннего вооруженного конфликта на территории многих государств является актуальным, этой проблеме уделено серьезное внимание», – заявлял ранее по этому поводу начальник научно-исследовательского института Вооруженных сил Беларуси Олег Любочко.

Неужели беларусская власть, которая постоянно заявляет, что никаких революций в Беларуси не будет, все же боится массового выступления собственного народа?

«Все диктатуры живут в состоянии страха и риска. Даже если эти риски мнимые и опасности воображаемые, диктатура не может иначе существовать», – говорит философ и методолог Владимир Мацкевич.

По его словам, с первых дней прихода к власти в 1994 году Александр Лукашенко начал устранять всё, что может представлять для него опасность – свободный бизнес, неподконтрольные деньги, независимые СМИ.

«Но даже после того, как в стране все было взято под контроль, опасности остаются, тем более, что цветные революции, Арабская весна, Майдан постоянно напоминают, что, как говорил Виталий Силицкий, “усе дыктатуры руйнуюцца”», – напоминает Мацкевич.

В 1991 году беларусы, недовольные своим экономическим положением, массово вышли на улицу. Сегодня, спустя 25 лет, жизнь не сахар, но протест в основном не выходит за пределы кухонь – и социальных сетей. Мы так сильно изменились?

«Ухудшение жизни в 1991 году было катастрофически резким. Это не могло не вызвать возмущение. Сейчас же все иначе. Долгое время уровень жизни в Беларуси медленно улучшался. Затем, где-то с 2011 года, так же медленно жизнь начала ухудшаться. Сегодня многие говорят о новых “жировках”. Да, они уже другие, но на фоне экономических “успехов” последних лет, это не такое уж резкое и катастрофическое изменение. Во всяком случае, оно не похоже на то, что было в 1991-м. А к медленным изменениям привыкают», – замечает Мацкевич.

Наше общество за 25 лет постарело, но эти годы не принесли мудрости. Зато к разного рода неприятностям и трудностям беларусы привыкли – и вполне могут с этим жить. Предпринимателям стало хуже? Зато недвижимость упала в цене, съемное жилье стало доступнее. Кому-то становится хуже, а кому-то лучше. Так что массово беларусы на улицу не пойдут.

«Предприниматели успокоятся и найдут возможность существовать и работать дальше. И когда кому-то другому станет плохо, те же предприниматели их не поддержат. Так и будет потихоньку раскачиваться и существовать наша страна», – резюмировал философ.

Комментировать