Жизнь

Грузия перед выбором: коррупция, авторитаризм или демократия

867 Инна Кулишова

Мужчина сидит на фоне разрушенного при бомбандировке российскими ВВС здания, Гори, 11 августа 2008 года

 

«Журнал» узнал, как сегодня живется в Грузии, что изменилось в стране с новым правительством и президентом и каковыми были главные ошибки Михаила Саакашвили.

Если взглянуть на историю постсоветской Грузии, можно поразиться «живучести» народа. Голодные и холодные 1990-е, с националистической политикой первого президента Гамсахурдия, с гражданской войной, вооруженными формированиями и ворами в законе; с шальными пулями и грохотом пушек; с керосинками и закопченными потолками, суточными очередями за хлебом, отсутствием света, газа, воды. Они сменились правлением Шеварднадзе (1995—2003) с аморфным и коррумпированным государством.

В 2003 году после Революции Роз к власти пришел Михаил Саакашвили. За годы его президентства в Грузии происходит экономическое чудо, приходят инвестиции, проводятся уникальные на всем постсоветском пространстве реформы, страна берет четкий курс на Запад. В стране искореняется коррупция, проходит реформа Министерства внутренних дел (в частности, упраздняется ГАИ, а здания полиции становятся прозрачными – в буквальном смысле этого слова), криминальные авторитеты попадают в тюрьмы, ведется массовое строительство, ремонтируются дороги, налаживается постоянное электро-, газо- и водоснабжение городов, развивается туризм.

Но все это экономическое чудо, как оказалось, коснулось далеко не каждого жителя Грузии. Постепенно в народе росло недовольство из-за безработицы, социальной незащищенности – и растущего страха от атмосфере авторитаризма.

«Это была попытка модернизировать общество и государство без демократии, –характеризует ту ситуацию Давид Зурабишвили, бывший соратник Саакашвили, а ныне член правящей коалиции «Грузинская мечта». – В некоторых сферах на самом деле были успехи – например, в том, что касалось регистрации бизнеса, приватизации, независимого аудита. Поначалу это дало хорошие результаты. Но затем властям перестало нравиться, что бизнес начал выигрывать дела у государства. Да, бюджет вырос в 10-20 раз благодаря упорядочению изъятия налогов. Но в итоге это приняло форму государственного рэкета. Только от процессуальных сделок в казну поступали миллионы. При этом демократические институты и гражданское общество не усиливалось. В конце концов установилась насильственная система, которая работала под контролем спецслужб и структур полиции. Лояльность к правительству стала обязательным условием для нормального существования бизнеса. Появились и социальные проблемы – модернизация, которую проводил Саакашвили, мало коснулась широких слоев населения, особенно на селе».

Именно половинчатость реформ считает одним из недостатков прежней власти и политолог Гела Васадзе, член Единого национального движения Грузии (ЕНД), партии Михаила Саакашвили:

«Главная ошибка Миши – он прислушивался к советам Кахи Бендукидзе только на 20-30% и не решился на более глубокие реформы. Впрочем, его заслуга – установление в Грузии реальной демократии. Ведь в 2012 году оппозиция пришла к власти путем выборов».

Власть на самом деле сменилась – в 2012-м парламентские выборы выиграл блок «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили, а год спустя представитель этой коалиции Георгий Маргвелашвили стал президентом. Но особых подвижек в лучшую сторону никто не заметил.

В стране упала бизнес-активность, экономика сбавила, хуже стала работать городская инфраструктура. Ухудшилась и криминогенная обстановка. Во времена Саакашвили Тбилиси стал самым безопасным городом Европы. После объявленной новой властью амнистии участились случаи грабежей, убийств, началась настоящая эпидемия семейного насилия, против которого даже проходят акции протеста.

Хотя статистика говорит о повышении зарплат за последнее десятилетие, но в целом как жили люди при «националах» Саакашвили, так живут и при нынешних «мечтателях». Безработица в стране остается на уровне 15% трудоспособного населения. При Шеварднадзе однокомнатная квартира не в самом лучшем районе Тбилиси стоила 3–5 тысяч долларов, сегодня цены на аналогичное жилье начинаются от 12 тысяч долларов.

Тбилиси, октябрь 2011 года

 

Центральное отопление в Грузии закончилось с распадом Советского Союза, и каждый согревается зимой и охлаждается летом в меру своих финансовых возможностей. При Саакашвили каждая тбилисская семья получала на зимние месяцы коммунальный ваучер – скидку в размере 20 лари (около 10 долларов) – сейчас величину этой скидки сократили, а в других регионах и этого не было.

Со времени Миши немного подросли пенсии. Их средний размер – 150 лари (около 75 долларов), конечно, больше, чем 7 лари, которые получали грузинские пенсионеры до 2003 года. Но что можно позволить себе на эти деньги в Грузии? 125-150 кг картошки, или 10-12 кг мяса, или 100 кг муки. Буханка хлеба стоит 0,80–1 лари, десяток яиц – 3 лари, банки кофе средней величины – 17–24 лари. Можно совсем не есть, но пару месяцев умеренно отапливать комнату радиатором до температуры 15-18 градусов; или не отапливаться и не есть, но купить по рецепту, за которым надо сходить в поликлинику, небольшой набор необходимых лекарств или, скажем, одну ампулу дорогого лекарства для позвоночника, пойти на пару-тройку приемов к платному врачу, или позволить роскошь вызвать «скорую» частной клиники, час работы которой равен размеру пенсии (государственная «скорая» работает бесплатно).

Спасает институт государственного страхования, введенный новой властью: пенсионеры (и не только) бесплатно могут пойти к семейному врачу, который имеет право выписать некоторые платные лекарства. После массы бюрократических перипетий можно добиться оплаты и большей части стоимости операции – но остальное надо доплачивать самим.

Давид Зурабишвили считает, что главная проблема сейчас – отсутствие компетентных людей в правительстве:

«На ключевых позициях сидят либо силовики, либо те, кого назначил лично премьер-министр. Даже на местах, в районах. Хорошо, что есть свобода СМИ, свобода бизнеса, судов, но этого недостаточно. Нет четкого программного видения развития страны. Не строятся общественные институты, нет серьезных проектов в экономике. Министры просто не способны принимать самостоятельные решения: а вдруг это не понравится премьер-министру или самому Иванишвили?»

Иногда кажется, что новая власть только и занимается выяснением отношений с прежней, а ушедшая в оппозицию прежняя– лишь сопротивляется всему новому. А жить в Грузии легче не становится. Правозащитники и журналисты после смены режима вздохнули свободно – но остальные жители страны пока только вздыхают. В стране прошла успешная реформа системы здравоохранения, которая ввела систему медицинского страхования. И это, пожалуй, единственное реальное достижение нынешней власти. В остальном в стране – социальная незащищенность, безработица. В городах вновь начались перебои с электричеством. Введенный при Саакашвили безвизовый режим для иностранцев отменен – теперь после 90 дней пребывания в Грузии необходима регистрация, что негативно отражается на развитии бизнеса. Понемногу «подрастает»доллар, вслед за ним повышаются и цены.

Не решена и проблема потерянных территорий – Абхазии и Южной Осетии. Люди продолжают жить на этих территориях в тяжелейших условиях, поставленные перед необходимостью получения российских паспортов.

«Сегодня Путин и имперская политика России стали серьезной проблемой для Украины – и становится проблемой для всего мира. Но еще несколько лет назад он был проблемой только для Грузии,– говорит Гела Васадзе. – Технология “гибридной войны”, которую мы сегодня наблюдаем в Украине, была опробована в Грузии. Экономическая блокада, запрет на экспорт сельскохозяйственной продукции, фактически все виды внешнего давления были опробованы на Грузии в 2006–2012 годах. Тогда Запад решил, что Путин, избавившись от Саакашвили в Грузии, удовлетворит свои амбиции. Жизнь показала наивность подобных расчетов».

При этом внешнеполитическая ориентация Грузии остается прежней – интеграция с Евросоюзом. В прошлом году было подписано соглашения об ассоциации с ЕС. Но Грузия остается на перепутье.

«У нас есть три выбора: либо коррумпированное государство, либо авторитарное, либо демократия, – уверен Давид Зурабишвили. –Пока ни один из трех вариантов не побеждает. Мы застряли в этом переходном периоде, которое дает нам и шанс на развитие, и угрозу падения в пропасть. Все зависит от общественно-политических сил, которые действительно хотят видеть Грузию нормальным европейским государством».

 

Фото: bymedia.net

Комментировать