Политика

Грибоедов-2. К чему приведет убийство посла России в Турции

966 Микола Мирончик

Мевлют Алтынташ после роковых выстрелов в Анкаре. 19 декабря 2016 года

 

Дерзкое убийство российского посла в Турции, скорее всего, не вызовет серьезных международных последствий, однако может серьезным образом изменить расклад сил внутри России, еще более взвинтив ультраправые настроения.

Вечером в понедельник, 19 декабря, 22-летний турецкий экс-омоновец Мевлют Алтынташ девятью выстрелами в спину убил посла Российской Федерации Андрея Карлова. Произошло это в Анкаре во время открытия фотовыставки – и чуть ли не в прямом эфире.

«Не забывайте Алеппо! Не забывайте Сирию! Вы убиваете там беззащитных летей!» – прокричал Алтынташ после выстрелов, давая понять, что то, что он делает – его ответ на военные действия России на Ближнем Востоке.

Как бы мы не относились к действиям страны, которую Карлов представлял, трагически погиб человек, профессией которого является урегулирование конфликтов мирным путем.

Официальная версия: полицейский-гюленист

Президенты России и Турции сошлись в официальной версии произошедшего: и Путин, и Эрдоган поспешили заявить, что преступление направлено на срыв нормализации российско-турецких отношений. В турецкой прессе уже появились сообщения о том, что предполагаемый убийца подозревался в участии в попытке госпереворота и потому был отстранен от службы в полиции.

В этом объяснении, столь выгодном главе турецкого государства с точки зрения и внутреннего, и внешнего применения (хорошее удобрения в истощенную почву «гюленовского» заговора, который Россия якобы помогла раскрыть), слишком много нестыковок. Если в Турции продолжается борьба с изменниками, мнимыми или нет, как находящийся на карандаше молодой человек смог с оружием проникнуть на мероприятие с участием официальных лиц? Впрочем, он сам об этом уже не расскажет — убит в перестрелке с полицией.

«Журнал» также рекомендует:

  

Срыв тройственной оси

О чем бы не объявили официально, мы вряд ли когда-либо достоверно узнаем, действовал ли Алтынташ в одиночку или по заданию некой группы. Понятно одно: для этого преступления вряд ли нашелся бы исполнитель, не нагнетай турецкие СМИ массивную волну вражды в отношении России в период непростых отношений между странами. Такую же волну вражды, которую мы можем ежедневно наблюдать на российском ТВ по отношению ко многим странам и народам, включая наш.

Важно то, что убийство произошло за полдня до намеченных на 20 декабря в Москве переговоров по сирийскому урегулированию. Они должны пройти в трехстороннем азиатском формате «Москва — Анкара — Тегеран». Кремль уже многие месяцы мечтал собрать его для обсуждения других, куда более важных для себя, чем какая-то война в далекой Сирии, вопросов.

Слухи об альянсе России с Ираном и Турцией в обход как западных стран, так и государств Персидского залива – основных спонсоров сирийской оппозиции, ходили давно. Но Владимиру Путину было важно продемонстрировать мощь тройственного союза до инаугурации нового президента США Дональда Трампа, намеченной на 20 января.

После трагической смерти Андрея Карлова сирийская проблематика неожиданно предстает куда более многогранной, нежели в картинке российского ТВ, а перспектива российско-турецко-персидского союза в целом скрывается в туманной дымке от прозвучавших в Анкаре выстрелов.

Грибоедов-2

Чтобы созвать экстренное совещание с главами дипломатического и силовых ведомств, президенту России Владимиру Путину в понедельник вечером пришлось отменить поход в театр — по невероятному совпадению, на пьесу «Горе от ума», написанную выдающимся дипломатом Александром Грибоедовым, который был растерзан толпой в Тегеране в 1829 году.

Между двумя убийствами российских дипломатов прошло почти два столетия, однако они имеют под собой схожее основание, сделавшее эти преступления возможными: это агрессивная экспансионистская политика России, которая стремится расширить свои территории и влияние при чрезвычайно небольшой собственной цивилизационной привлекательности.

Еще по теме:

  

Справедливости ради, не один лишь Кремль получает «ответку» в виде такого беспрецедентного преступления, как убийство дипломата. Достаточно вспомнить убийство посла США Кристофера Стивенса в ливийском Бенгази в 2012 году.

Тогда американские дипломаты точно так же как-то не подумали о безопасности своего представителя в стране, в которую незадолго до этого вторглись. Москва обошлась без работы над ошибками. В результате священную мантру «если американцам можно, почему нам нельзя» история продолжила симметричным «если нам с американцами так можно, почему нельзя с вами».

Что будет дальше?

Новый этап конфронтации с турецким руководством мог бы неприятно отразиться на реальном рейтинге Владимира Путина среди россиян, для многих из которых, ввиду серьезного экономического кризиса, Турция стала пределом мечтаний для летнего отдыха. Поэтому российский президент, скорее всего, будет вынужден принять турецкую версию покушения с гуленистами в главной роли, разъяренными новыми успехами дружбы между Москвой и Анкарой.

Однако вопиющий случай с убийством посла может сыграть огромную роль во внутриполитическом раскладе.

Заявивший о своем выдвижении в президенты России в 2018 году Алексей Навальный, известный своими правыми взглядами, легко поймает антимусульманскую волну в океане российской ненависти, а сопутствующие силы — например, те, которые организовывали отправку российских добровольцев на Донбасс, — могут быстро подтянуться. Задавая вектор для волны народной ненависти в нужную им сторону.

Любое окно возможностей для ультраправых в России — серьезный звоночек для Беларуси.

Комментировать