Арт

Фото на вырост. «Завтрашняя фотография» Валерия Лобко

1181 Ольга Бубич

Среди пяти выставок центральной экспозиции «Месяца фотографии в Минске» выделялась небольшая, но очень важная подборка черно-белых снимков Беларуси 1980-1990-х. Это коллекция работ основателя «Минской школы фотографии» Валерия Лобко (на фото) – мастера портрета-состояния, человека, которого помнят, как Учителя, вдохновившего на творчество не одно поколение беларусских авторов.

7 октября прошла презентация каталога «Завтрашняя фотография», который открывает серию «Библиотеки Месяца фотографии в Минске». Ее планируется ежегодно пополнять альбомами авторов, значимых для понимания истоков и актуального состояния беларусской визуальной культуры. Редактор каталога и одна из участниц команды «Месяца фотографии» Анна Самарская рассказала «Журналу» о концепции библиотеки, личности Валерия Лобко и богатом прошлом Минска как «фотографической Мекки».

– Выбор Валерия Лобко в качестве героя первого каталога был единодушным. И без тени сомнения. При этом, как и в случае выбора «классиков» для выставок в предыдущих «Месяцах фотографии», мы ориентировались не на эстетические предпочтения. Наша задача – «вернуть» зрителям имена авторов, которые оказали большое влияние на беларусскую фотографию и поэтому не должны быть забыты.

А таких имен предостаточно. В 2015 году мы сделали выставку Юрия Васильева ­– человека, который на протяжении 22 лет руководил фотоклубом «Минск», соавтора огромного межклубного проекта «Фотографика» – биеннале, которая с 1970-х пользовалась огромным интересом фотолюбителей из разных уголков СССР. «Минск – это фотографическая Мекка!» – писали тогда все газеты.

– То есть «Месяц фотографии в Минске» был еще 40 лет назад?

– Совершенно верно! Но мало кто из молодого поколения фотографов это сегодня осознает. Конечно, в той ситуации речь шла о любительской фотографии. Но советское фотоклубное движение было очень масштабным: фотографы со всего Союза активно общались друг с другом, обменивались фотографиями – причем не через интернет, а через телефоны, телеграфы и посылки.

Участников для знаменитых минских «Фотографик» его организаторы, Юрий Васильев и Евгений Козюля, собирали через объявления в газетах, приглашая членов фотоклубов присылать работы в Минск. Разбираешь сейчас «живой» архив отпечатков – и видишь на обратной стороне реальные почтовые штампы. Встречаются и снимки, которые больше твоего успели попутешествовать: напечатаны в Минске, засветились на выставке в Аргентине, а год спустя уже радовали рижских зрителей.

Анна Самарская. Фото: Вика Щербакова

 

Всего «Фотографик» было шесть, в Минске их проводили вплоть до 1989 года. Сюда раз в два года приезжали многие заметные фотографы. Некоторые из гостей минского биеннале сейчас – имена мирового уровня, например, Борис Михайлов и Гунар Бинде.

Выставки «Фотографики» в те времена занимали отдельные залы Дворца искусств. Интерес публики был огромен: люди стояли в очередях, чтобы туда попасть!

Именно в этой среде общения и обмена идеями и появился такой персонаж, как Валерий Лобко. Как фотографическая личность он возник не на пустом месте.

«Журнал» также рекомендует:

  

– При этом о нем больше знают, как о преподавателе.

– Да. Многие слышали формулировку «система Лобко», хотя мало кто представляет, что это такое на самом деле.

С 1973 года он принимал участие в организации «Фотографики», затем стал известен как идейных вдохновитель «Минской школы фотографии», преподавал теорию, философию и практику фотографии в Академии искусств в Минске и в Европейском гуманитарном университете в Вильнюсе.

Валерий Лобко аккумулировал в себя неимоверное количество разносторонней фотографической информации, был настоящим хранителем знаний и постоянно хотел делиться ими с окружающими.

Валерий Лобко. Фото из серии Next stop - Soviet

 

В середине 2000-х Лобко вел отдельные ветки форума интернет-портала ZНЯТА – «Бочки для проявки» и «Встреча с легендами», которые быстро стали культовыми «местами встреч» беларусских фотографов 2000-х.

И это реально одна из его заслуг: Валерий Дмитриевич всегда был открыт и готов к отдаче, что притягивало и собирало вокруг него людей. Сам он в одном автобиографическом эссе писал о том, что фотоклуб был для него не зоной творческой реализации, а местом для общения.

Еще в конце 1980-х западные критики и кураторы отдельно отмечали беларусскую фотографию и автономию ее минской школы во главе с Лобко, работающую на «окраине» Советского Союза. И это интересный повод для размышлений: Лобко и его школу увидели и признали в Европе, а «дома» до определенного момента не замечали.

– Сложно ли было найти и подготовить к публикации его фотоархив?

– Это было нелегко – Лобко совершенно бестолково относился к хранению своих работ! Щепетильно – к ученикам и ко всему, что делают они. А собственные снимки  хранились у него в Уручье на антресолях, или, помятые или залитые чем-то, на столе в фотоклубе. Без излишнего пафоса и пиетета.

«Журнал» также рекомендует:

  

И выставку, и каталог в первую очередь во многом делает Ирина Лобко, одна из его дочерей. Именно она вместе с мужем Владом впервые систематизировали архив и подготовили отпечатки к публикации. Мы перевезли большие пакеты и сумки, наполненные фотографиями, домой к Ирине, там все разобрали, структурировали, пытаясь разделить бесконечный поток изображений на серии, все упорядочить и подготовить ко встрече со зрителями.

Валерия Дмитриевича нет уже восемь лет, и все постоянно говорят о том, чтобы надо бы создать книжку и разобрать его фотографии. Но только сегодня, благодаря инициативе Андрея Ленкевича и «Месяца фотографии», все это становится реальностью.

– Какими принципами руководствовались при отборе работ для каталога?

– Наш главный принцип – желание показать Лобко как фотографа. В такой ипостаси его мало кто знает, но многие слышали названия его фотографических серий. В 1980-х в каталогах или на выставках, куда Лобко попадал со своей школой, звучали такие названия, как «Беларусский климат» или «Балет». Другие всплывали в автобиографических текстах.

Поэтому мы ориентировались на то, чтобы повытягивать эти «визитные карточки» Лобко, которые логично укладываются в хронологию его творчества и четко отражают определенные периоды его жизни. Так, каталог начинает повествование с 1970-х и его первой полесской серии – и заканчивается 1990-ми. В этот период он предпочитает использовать цифровою камеру и уже фактически не снимает.

Валерий Лобко. Фото из серии «Полесье»

 

Валерий Лобко был многогранной личностью. И находки, которые мы продолжаем делать, – прямые тому доказательства. Например, совсем недавно мы обнаружили его сборник стихов, посвященных одной единственной встрече с галеристкой в Берлине. А кроме томика любовной лирики Валерий Дмитриевич написал две книги по уходу за кактусами!

Лобко всегда говорил, что нужно не ремесло передавать, а взращивать автора. Раскручивать его личность. И его собственная жизнь четко отражает этот метод «в работе».

Лобко называл «входными воротами» в творчество гуманистическое начало, готовность пришедшего в студию человека расширять свой кругозор, быть открытым к новым знаниям, проявлять интерес к новым людям, к жизни.

При сборе материала мы также использовали и личные архивы его друзей и знакомых. Своим архивом также поделилась балерина Татьяна Шеметовец, которую часто можно увидеть на фотографиях Валерия. В определенный период его творческой жизни девушка стала настоящей музой вдохновленного учителя.

Валерий Лобко. Портрет Татьяны Шеметовец

 

Валерия Лобко всегда интересовал человек – не случайно его часто определяют как мастера психологического портрета. В 1970-е он начинал именно с этого – с так называемых портретов-состояний, которые мы сегодня можем увидеть в его полесской серии, в снимках ведуний и детей. Эти фото ­– не поверхностная документалистика. Это контакт, внимание и уважение как к человеку, так и к пространству, в котором он находится, к тому, что человек из себя представляет.

– Название каталога взято из последнего Валерия Лобко. Насколько понятие «Завтрашней фотографии» важно для понимания его творческого пути?

– Текст под этим названием Лобко опубликовал за год до смерти. И во многом его можно расценивать как символичный. В эссе Валерий пишет, что ему было интересно понять, что же будет с беларусской фотографией завтра и какая роль будет отведена в ней ему самому, что он может ей дать.

Ученики Лобко часто воспоминают о его способности смотреть на них как бы в перспективе, как будто советы и рекомендации он давал им «на вырост», заранее видя, кем каждый из них может стать: галеристом, фотографом, критиком.

Валерий Лобко. Фото из серии «Полесье»

 

Помню, как в 2008 году я вместе с другими его студентками, Юлей Демьяненко и Олей Репиховой, готовили его небольшую выставку в Вильнюсе. Накануне Лобко сбросил нам весь свой фотоархив и предоставил полную свободу. Он просто поверил в нас, неофитов в этом деле, и предпочел совершенно не вмешиваться в процесс своим авторитетом. Фантастика! Но именно так он и относился ко всем своим ученикам, именно с этой легкостью предоставляя им пространство и верил в них.

Лобко паковал нам большие сумки с инструментами, делился советами, заворачивал «ссобойки», делал кофе и вызывал такси. И не вмешивался в процесс. В день открытия приехал, посмотрел на экспозицию и тихо сказал: «Да… Я бы все сделал по-другому…» Сказал не в качестве критики – а по-отцовски, мягко и деликатно.

С помощью этого каталога, носящего имя текста Лобко, мы возвращаемся в прошлое, чтобы узнать нашего учителя с позиции его сбывшихся предсказаний.

И книгу, и выставку в рамках «Месяца фотографии» мы во многом делаем для самих учеников Лобко. Хочется верить, что они станут «местом сборки», площадкой для общения. Что имя нашего учителя снова соберет нас вместе – как когда-то он сам.

Важно, что инициатива исходит от самого сообщества. Мы уже не ждем поддержки сверху, не ждем, что кто-то что-то сделает за нас – от пустых надеж и жалоб уже тошнит. И нам не нужно, как фотографам в 1990-х, радоваться подачкам от государства в виде подвала два на два метра, который когда-то выделили для фотоклуба.

Новая генерация не собирается сидеть сложа руки в ожидании чуда, а просто берет и делает. Мы прекрасно понимаем, что мы не первые, кто пишет страницы истории беларусской фотографии. До нас уже была масса героев, которые делали важные вещи. Эти люди по-настоящему проживали свои реальности и творили искусство. «Библиотека Месяца фотографии» – как раз про истории таких людей.

Таких, как Валерий Лобко.

Комментировать