Арт

Форма любви. Как политкорректность победила политкорректность на «Оскаре-2018»

1171 Тарас Тарналицкий

Скучная. Предсказуемая. Консервативная. Из потока упреков, ежегодно сыплющихся от зрителей в адрес Американской киноакадемии, при желании можно составить увесистый нон-фикшн роман, который наверняка ждал бы коммерческий успех.

Шутки шутками, но в этом чрезвычайном раздражении, пожалуй, кроется вся магнетическая сила «Оскара» – все его почти ненавидят, но продолжают интересоваться результатами голосования, даже чтобы отметить: «Я же говорил!». Настоящее guilty pleasure, которым тайно или явно наслаждается весь цивилизованный мир.

Не удалось избежать осуждения и юбилейной, 90-й по счету церемонии. Ее особенностью которой стало отсутствие очевидного фаворита. Конечно, технически, по объему номинаций, им стала фантастическая ретро-сказка «Форма воды» Гильермо дель Торо, претендовавшая на 13 статуэток. С моральной точки зрения ей оппонировала только саркастичная драма Мартина Макдоны о жизни и особенностях правосудия в американской глубинке «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», которому прочили семь статуэток.

Остальные претенденты, в число которых вошли новаторская военная драма «Дюнкерк», антирасистский хоррор «Прочь» Джордана Пила, чопорный байопик об Уинстоне Черчилле «Темные времена», создавали необходимый фон для потенциального противостояния. Интриги из него, впрочем, не вышло.

Финансовые аналитики не любят точно прогнозировать успех бизнеса, боясь ошибиться в оценках. В случае же с «Оскаром» такие форс-мажоры практически невозможны. Победителя очень просто отследить, наблюдая, как его создатели пожинают лавры. Награжденный Гильдией продюсеров Америки Гильермо дель Торо, добившийся до этого признания в Венеции, на «Золотом глобусе» и BAFTA, просто обязан был стать лучшим режиссером. И стал им, что по всем правилам сделало его работу лучшим фильмом года.

Этот выбор идеально укладывается в систему моральных координат нынешней голливудской киноиндустрии и вообще – пассионарной части американского общества. «Форма воды» – вычурное историческое фэнтези про космическую гонку СССР и США, шпионские страсти и секретные эксперименты. По своей сути целиком зрительское, это кино содержит в себе идеи тотальной политкорректности. В нем немая уборщица из секретной лаборатории при поддержке друзей – чернокожей подруги и пожилого иллюстратора-гомосексуала – похищает у жестоких и прагматичных военных антропоморфную амфибию, с которой у нее любовь.

Темы инаковости и эскапизма от гнетущей реальности являются магистральными в фильмографии мексиканского визионера, и яркий пример тому – культовая сказка «Лабиринт Фавна», действие которой происходило в Испании, во времена гражданской войны. В «Форме воды» режиссер вновь опирается на мифологию, в американском варианте – медийную, используя в качестве фундамента сценария не сказки, а образы из классического фильма ужасов «Тварь из Черной лагуны», находя тем самы ключ к пылким сердцам зрителей и одобрению коллег по цеху.

Кадр из фильма «Форма воды»

 

Примерно этой же теме – противостоянию женщины и консервативного общества – посвящен фильм Мартина Макдоны, который принес Фрэнсис МакДорманд и Сэму Рокуэллу статуэтки за лучшую женскую и мужскую роль второго плана соответственно. В «Трех билбордах» грубая и настырная женщина призывает полицию своего города завершить расследование убийства своей дочери, из-за недостатка улик зашедшего в тупик. Будучи театральным драматургом по призванию, Макдона создает не лишенную юмора экспозицию нравов провинциальной Америки, амбивалентных героев со сложными характерами, произносящих безукоризненные и очень правильные диалоги.

Вот только с решением центрального конфликта – искупление попранной справедливости путем отмщения – автор явно промахнулся. Все больше американцев одобряют запрет торговли оружием в стране, ношение которого закреплено второй поправкой конституции США.  За океаном определенно уже устали от насилия, и победа «Формы воды», где главным оружием являются ум и любовь, стало четким тому подтверждением.

В остальном же расклад церемонии прошел оказался во много прозаичен. Британец Гари Олдмэн, под слоями пластического грима преобразившийся в Уинстона Черчилля, получил своего первого Оскара за «Лучшую мужскую роль». Академики любят самоотверженность в профессии и очень высоко ценят примеры полной трансформацией личности, не только внешней, но и внутренней, которую как раз и изобразил Олдмэн.

Гари Олдмэн в роли Уинстона Черчилля в фильме «Темные времена»

 

Распределение сценарных наград оказалось не столь однозначным. Приз за оригинальный сценарий ушел авторам сатирического ужастика «Прочь», в котором обеспеченная белая семья превращает в рабов наивных чернокожих парней. Фильм собрал внушительную кассу (255 млн при бюджете в 4,5 млн) и восторженные отзывы прессы, оценившей авторский сарказм. Обычно американские кинематографисты с пренебрежением относятся к хоррор-жанру, но тут, видимо, всенародная любовь сделала свое дело. Приз за лучший адаптированный сценарий достался «Назови меня своим именем» – драме о первой любви (в данном случае гомосексуальной), с чарующей в кадре атмосферой лета и беззаботности.

Давняя любовь Голливуда к ЛГБТ-тематике лишила Андрея Звягинцева второго, после «Левиафана», шанса получить статуэтку за «Лучший иностранный фильм». «Нелюбви» киноакадемия предпочла драму «Фантастическая женщина» чилийца Себастьяна Лелио, о женщине-трансгендере, которую винят в убийстве своего любовника. Главную героиню сыграла Даниела Вега, тоже в прошлом мужчина, что добавило фильму особый налет автобиографичности.

Еще один «удар» по россиянам нанесла победа в номинации «Лучший документальный фильм» фильм-расследование «Икар», в котором подробно разбирался допинговый скандал с участием национальной сборной на олимпийских играх в Сочи в 2014 году.

Не везло не только россиянам. Роскошная психодрама «Призрачная нить» Пола Томаса Андерсона о вымышленном американском кутюрье и его оказавшейся властной музе из шести статуэток получила одну, зато зеркальную своему содержанию – за «Лучшие костюмы». Как и «Дюнкерк» Кристофера Нолана, посвященный массовой эвакуации британских сил с побережья Франции домой летом 1940 года, хоть целился на 8 статуэток, в том числе в главных номинациях за режиссуру и лучший фильм, но получил лишь технические награды за звук и монтаж.

Что поделать, политика и социальная проблематика академиками ценится выше, чем просто художественное мастерство. А еще настойчивость, которую рано или поздно обязательно поощрят.

Читайте дальше:

Игры чемпионов. Кому и за что дают «Оскаров»

«Оскар» «Лунного света». По соображениям совести

Мясо, кетчуп, фритюр. Краткий курс кинокухни

Комментировать