Полюса

«Если положить на весы все плюсы и минусы, то плюсов было гораздо больше»

171 Дмитрий Яненко

Хоккейный чемпионат мира в Минске завершился, а споры о нем все не утихают. Оправдались ли надежды сторонников проведения планетарного первенства, получилось ли оно зрелищным и полноценным, использует ли власть подобные мероприятия в политических целях? Ответы на эти и другие вопросы «Журнал» искал у одного из авторитетных хоккейных специалистов, бывшего главного редактора газеты «Прессбол», а ныне генерального менеджера ХК «Динамо-Минск» Владимира Бережкова.

– Владимир Петрович, вы лично неоднократно подчеркивали, что чемпионат мира Минску нужен. Оправдались ли ваши надежды и ожидания?

– Да, оправдались. Все прошло замечательно, даже сверх ожиданий. Такая огромная аудитория, такой эмоциональный, национальный и патриотический подъем. Было настоящее единение нации. Одна деталь обращает на себя внимание. Более 600 тысяч человек побывали на трибунах, а сколько еще людей было в городе, смотрело чемпионат по телевизору, думаю, это многие миллионы людей! Обратите внимание, за время проведения чемпионата не было зафиксировано ни одного серьезного инцидента, серьезного правонарушения, не было ни одной драки, ни одного случая вандализма.

– С чем вы это связываете?

– Эта аудитория не может сравниться с футбольной, с которой постоянно какая-нибудь ерунда случается. Была совершенно спокойная обстановка. Я не могу припомнить такого случая за все время суверенитета, чтобы по городу ездили машины с флагами, национальной символикой, клаксонами. Болели за хоккей совершенно разные, причем далекие от хоккея, люди: и домохозяйки, и учителя, и рабочие,  и колхозники – люди совершенно разных профессий. Еще вчера они не отличали шайбу от мяча, не знали, чем играют в хоккей. Но они все это увидели по телевизору, пришли на трибуны, чтобы воочию увидеть чемпионат мира. Для них неважно было, какой именно матч смотреть. Главное было прикоснуться к этому празднику, стать его частью. В общем, это было реальное воплощение национальной идеи.

– В качестве одного из аргументов, которые приводили скептики, звучал низкий уровень этого чемпионата. Дескать, в олимпийский год проходит «недочемпионат». Был ли минский чемпионат «настоящим»?

– Конечно, отказников было много в разных сборных, но они всегда есть, на каждом чемпионате мира. Но, согласитесь, в Минск приехали такие мегазвезды, как Овечкин, Малкин, Ягр. Это выдающиеся хоккеисты. И до чемпионата никто не ожидал их увидеть в Беларуси, а тут так получилось.  Сборная нашей страны собрала оптимальный состав вместе с Грабовским. Поэтому я считаю, что были очень приличные команды, которые состояли из игроков НХЛ. Фактически в Минске были собраны лучшие игроки КХЛ, за исключением, пожалуй, Мозякина. Поэтому, действительно, зрелище было качественным.

– Но вы же не будете спорить с очевидным фактом: звезд мирового класса в Сочи было гораздо больше, чем в Минске?

– Не буду. Конечно, на Олимпиаде были игроки более высокого уровня. Но на любом чемпионате мира, даже в неолимпийский год, качество игроков будет уступать олимпийскому хоккейному турниру. Причем, значительно. Так что можно сказать, что в Минске собрались хоккеисты традиционного для чемпионатов мира качественного уровня.

– Беларусские власти подчеркивали до чемпионата и говорят после его окончания, что он даст большой импульс для развития в стране не только хоккея, но и спорта в целом. Согласны с этим?

– Безусловно. Я, к примеру, разговаривал с футбольными руководителями, которые по идее должны ревностно относиться к тому, что происходит в хоккее. Однако они четко понимают, что люди нецелевой аудитории по-новому начали относиться и к хоккею, и к спорту в целом. Простой пример из моей жизни. Во время чемпионата ко мне приехали родственники, которые никогда в жизни за хоккей не болели, и вдруг они стали преданными поклонниками этой игры. Побывав на четвертьфинале, они просто влюбились в хоккей и не могли от этого оторваться – хотели идти на полуфинал, на финал… Любой, кто видел ночной Минск после матчей, может сказать, что это было завораживающее зрелище. Поэтому надежда на то, что развитию спорта дан верный импульс, конечно, есть.

– Почему?

– Потому что есть здоровая идея, которая может объединить. Это же вам не трэш какой-нибудь музыкальный, который в какую-то минуту начинает массово увлекать людей, хотя при ближайшем рассмотрении это и культурой назвать тяжело. Хоккей же – это здоровая, хорошая идея.

– Вы говорили о высокой посещаемости матчей чемпионата. Но за счет чего она достигалась – сверху спускались директивы с обязательным выкупом билетов. Когда же на трибунах зияли пустоты, их быстро заполняли безбилетниками, которых запускали на арену бесплатно. Это нормально?

– Я не знаю случаев, когда людей насильно загоняли на матчи чемпионата мира. Я знаю случаю, когда люди с удовольствием ходили, скажем так, на халяву. Была масса довольных и желающих пройти на арену бесплатно. Да, это было. Наверное, с точки зрения справедливости, коммерции, маркетинга это не совсем верно. Но, еще раз повторю, люди, которые попадали на трибуну, обращались в религию хоккея. И это, считаю, было здорово. Поэтому, если положить на весы все плюсы и минусы, то плюсов было гораздо больше.

– Еще не закончился ЧМ-2014, как начали раздавать призывы, что Минску необходимо вновь подавать заявку. Если Беларусь вновь получит право проведения чемпионата, какие недостатки необходимо исправить?

– Никто не спорит – была масса недочетов. В первую очередь, это организация работы пресс-центра – нельзя было так далеко разносить место проведения соревнований и пресс-центр. Учитывая повышенные меры безопасности, журналистам было непросто работать. Были некоторые проблемы с интернетом, так как он был не слишком «живой». Я бы отметил еще слишком либеральное поведение правоохранительных органов и охраны по отношению к нашим гостям – слишком уж много им позволялось. Некоторые журналисты писали про беспробудное пьянство, вакханалию, вседозволенность… Этого всего беларусам и россиянам в других странах не позволяют делать. Думаю, что здесь надо быть более строгими по отношению к тем, кто к нам приезжает. А гости должны вести себя более прилично, уважительно по отношению к хозяевам. Я думаю, что недостатки, конечно, нужно учитывать. Но достоинств у нас все же было гораздо больше. Это все признавали и в один голос говорили, что у нас был замечательный чемпионат.

– Президент Международной федерации хоккея не раз подчеркивал, что спорт – вне политики. В то же время президент Беларуси говорил обратное: спорт – это большая политика. Почему беларусские власти используют спорт в политических целях?

– Это риторика. Что должен был говорить Рене Фазель, занимая такой пост? Конечно, он хочет во всем сохранять нейтралитет. Естественно, с точки зрения президента IIHF, спорт находится вне политики. С точки зрения же руководителя государства – это не так. Государство вкладывает немалые деньги в спорт, культивирует его как национальную идею. Поэтому государство преследует политические цели в том числе, а не только цель по оздоровлению нации. Политическая цель преследуется потому, что такие праздники, как чемпионат мира, объединяют и сплачивают народ. Так что, все здесь объяснимо.

 

Фото: bymedia.net

Комментировать