Политика

Друг-страшилка. Зачем помирились Путин и Эрдоган

476 Микола Мирончик

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган совершил первый после военного мятежа зарубежный визит в Россию, где предстал перед своим коллегой и идеологическим наставником. Пресса, бюджеты которой верстают в Кремле, живописует визит как коленопреклонение перед великомудрым самодержцем. Но у турецкого султана совсем иное мнение. «Журнал» разобрался, зачем Эрдоган прилетел к Путину.

Пропутинские СМИ встретили Эрдогана с отеческой укоризной. «Подумал, исправился» — вот такой заголовок, например, пришили к задуманному аналитическим тексту о встрече двух лидеров портные первого раскройно-патриотического управления. Предназначался он Эрдогану — но ведь и Путину подходит не меньше.

Именно Путин ни в какую не хотел мириться с Анкарой все семь месяцев после атаки турецких пилотов на российский самолет, хотя такой же гордый турецкий лидер делал примирительные заявления и даже шаги навстречу.

Однако, по выражению Эрдогана, «Аллах послал» Турции попытку военного переворота — и всё, включая атаку на российский самолет, отныне можно списать на действия мелких сошек — пилотов-заговорщиков. Хотя сразу после инцидента риторика наивысших официальных лиц в Анкаре была предельно жесткой, а совсем недавно ушедший ныне в отставку премьер-министр Турции Давутоглу признавался, что лично отдал приказ сбить нарушивший турецкую границу Су-24.

Барыш или бакшиш

Широкоугольная поза, которую не только на Востоке могли бы счесть оскорбительной, подчеркнутая неторопливость в вопросе снятия санкций с Турции и особенно — в отмене введенных после конфликта виз для турков: на встрече в Петербурге Путин всеми силами старался предстать победителем — хотя бы в этом международном конфликте.

Но это — для внутреннего российского потребления.

Неискренность кремлевской чванливости, однако, выдало несколько вещей. В первую очередь — заискивающие тарелки с фотографией рукопожатия двух президентов, которыми сервировали общий стол. Во-вторых, плохо скрываемое удовлетворение российских энергетиков, чей имидж уже упал ниже дна после рекордных убытков «Газпрома» и попытке скрыть ЧП на стройплощадке Беларусской АЭС, от возобновления переговоров по газопроводу «Турецкий поток» и придания особого статуса стройке АЭС «Аккую», которую «Росатом» возводит в Турции.

Россия, изгнанная с западных финансовых рынков и не доверяющая Китаю, остро нуждается в турецких деньгах. Создание совместного инвестиционного фонда, объем которого по каким-то причинам не называется, уже принялись активно нахваливать в российских провластных СМИ.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Справедливо будет заметить, что и Эрдоган получает свои бонусы от нормализации отношений с Москвой. Главный — также для внутреннего пользования: это шанс показать своему народу, что новая Османия в стремительном закручивании гаек после неудавшегося переворота не находится в международной изоляции — а хотя бы дружит с равными Турции по месту в мире странами.

«Турецкий поток» Эрдогану теперь не нужен в такой степени, как год-два назад, когда его строительство увязывалось со снижением цены на российский газ: благодаря мировой конъюнктуре и самоубийственным действиям «Газпрома» она и так низкая, вопрос о скидках официально больше не обсуждается.

А вот запрет на поставки сельхозпродукции в Россию действительно ударил по турецким аграриям, а отсутствие российских туристов в Анталии заставило заскучать десятки тысяч местных парней. Шаг навстречу России и тем, и другим даст повод молиться за здоровье Эрдогана.

А что до инвестиций, то, похоже, у турецких бизнесменов большие планы на скупку резко подешевевших российских активов.

 

«Журнал» также рекомендует:

  

 

Разговор на равных

Кому примирение нужнее? Вопрос дискуссионный.

Для ответа на него можно взглянуть на условия нового российско-турецкого мира. Эрдоган принес извинения за сбитый российский самолет и выразил соболезнования родственникам погибших пилотов. Однако вопрос о компенсациях за Су-24, которые российская сторона с самого начала ставила жестким условием диалога с Анкарой, и возврат к которому ожидался до самого последнего момента, на переговорах в Петербурге даже не обсуждался.

Примирение России и Турции явно не на руку официальному Минску, которому враждебный характер отношений между двумя «стратегическими партнерами» Беларуси позволял зарабатывать. Некоторой неудачей беларусской дипломатии можно назвать и тот факт, что встреча Путина с Эрдоганом прошла не в Минске.

Но Беларусь, судя по всему, и не пыталась примирить обе стороны конфликта: внезапно оказалось, что одну из решающих ролей в преодолении русско-турецкой вражды сыграл президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Понятное дело, Астана Анкаре значительно ближе ментально и культурно, однако Минск так активно старался с экспортом миротворческих услуг.

Впрочем, какой-то шанс заработать на турецких помидорах у нас еще остается. Несмотря на пафос встречи, серьезность намерений Москвы и Анкары вызывает большие вопросы. Стороны не доверяют друг другу — и вряд ли когда-либо договорятся по таким ключевым вопросам как Сирия — по крайней мере, пока Россия продолжит бомбить повстанцев, которых Анкара считает «своими». Есть еще и Крым — в Турции живут миллионы крымских татар, они являются избирателями, а популярность партии Эрдогана и без того ослабла. Растет и влияние Анкары среди многих миллионов российских мусульман.

Путин строит «Турецкий поток», но от «Южного потока» — его прямого конкурента — передумал полностью отказываться, как будто ожидает от своего нового старого друга пакость. Эрдоган, как бы не хотелось российским пропагандистам, поворачиваясь лицом к Москве, извивается — но и не думает оказываться задницей к Западу.

То есть, он лично и его главные министры рвут и мечут, грозя разрывом соглашений с Евросоюзом и даже намекая на возможную смену геополитического курса. Но на уровне дипломатии посланы четкие сигналы: отношения с Россией улучшаются, но Брюссель и Вашингтон по-прежнему ключевые партнеры Анкары, НАТОвскую базу «Инджирлик», якобы пропитанную мятежниками, закрывать никто не собирается, а о выходе Турции из НАТО (такую возможность ранее обсуждали эксперты) не может быть и речи.

ВВП на душу населения в Турции в 2015 году был на 2% ниже российского — это при российских-то богатейших недрах (данные Всемирного банка, расчет «Журнала»). Учитывая, что российская экономика продолжает падать в визуально бездонную пропасть, уже по итогам 2016 года на одного жителя Турции будут производить больше. По этим же данным, Россия уже в 8,5 раз «круче» Турции по удельному весу бедняков в общем населении, а ожидаемая продолжительность жизни при рождении в Турции — 75,2 года против 70,4 года в РФ.

Новая дружба России и Турции — это союз двух бахвальствующих субъектов примерно одной международной значимости (разве что Турция чуть более развита), общего у которых — гонор, распухший до неприличного размера. Новое потепление в первую очередь нужно обеим сторонам, чтобы попугать Запад: не будете со мной водиться, я вот с этим страшненьким подружусь — уж он-то вам покажет.

Комментировать