Жизнь

До Коли спать школе. Какие реформы нужны образованию на самом деле

5350 Янина Мельникова

Родители беларусских школьников горячо обсуждают, каким будет новый учебный год. Не придется ли им в срочном порядке менять работу, отказываться от кружков и репетиторов, перевозить к себе бабушек и дедушек. Всему виной – очередная «реформа», задуманная на самом верху.

Президент Беларуси предложил пересмотреть график работы беларусских школ и начинать занятия на час позже. Реакция детей, родителей и педагогов оказалась неоднозначной. В том, почему не все беларусы рады возможности «поспать лишний час», разбирался «Журнал».

До Коли будем спать

О том, чтобы сдвинуть начало первого урока на 9 утра президент Лукашенко начал говорить еще в прошлом году. А весной 2017-го отец троих детей, один из которых спит на первом уроке, решил серьезно взяться за графики работы школ и педагогов.

«С 9 часов надо начинать учебу! И не смотреть на то, что родителям сложно в школу отправить ребенка, потому что они раньше идут на работу. Час утром ребенку поспать — это что стоит!» – заявил Лукашенко во время своего послания к парламенту и народу.

Фактически президент честно признался, что испытывает проблемы с расписанием учебы и отдыха собственного ребенка, и предложил другим родителям и детям подстроиться по Колю.

Мать троих детей Милана Воробьева в ответ только вздыхает: «Кто бы под моих детей подстроился…»

Своего старшего сына Милана в гимназию уже не возит. Андрей заканчивает шестой класс, и мать позволила сыну добираться до учебного заведения самостоятельно:

«Сын ездит на учебу с двумя пересадками, каждый день переходит несколько опасных перекрестков, на которых нет светофоров, так что пока мне из класса не отзванивается, сижу как на иголках».

Многодетная мама думала перевести старшего в школу недалеко от нового дома, где учится средняя дочь, но сын привык к своей гимназии и коллективу. Его сестра Анастасия заканчивает первый класс, и мама Милана пока не отпускает ребенка одного за порог.

А из декретного отпуска ей выходить уже через полгода. И тут, говорит Милана, либо работу менять придется, либо заводить младшего в сад, а Настю в школу к 8 утра. Таких, как она, убеждена Милана, большинство:

«Ходить на работу к 10, а то и вовсе иметь свободный график, могут позволить себе лишь те, кто работает на себя, и фрилансеры, которые вообще дома сидят. Остальным родителям придется как-то выкручиваться, если реформа состоится».

«Журнал» также рекомендует:

 

«Слышали новый анекдот? Отец утром спрашивает детей: "Доколи вы спать будете?" – "До Коли!" – отвечают дети», – отшучивается программист Игорь Кондратьев. Его дочь Маргарита рада, что можно будет спать подольше. Ее школа – во дворе дома, а значит, просыпаться можно будет и «за двадцать минут» до занятий.

«Правда, когда мы попыталась посчитать, во сколько будут заканчиваться шесть уроков, радость пропала. Пока думаем, что же делать с танцами и бассейном два раза в недели. Выходит, что вместо полутора часов на обед, отдых и дорогу до занятий, у Марго теперь останется от силы 30 минут. Перекусы на ходу – это не здорОво», – уверен Игорь Кондратьев.

Тревогу родителей разделяют и педагоги. Учитель русского языка и литературы Анна Северинец признается, что для нее как для педагога нет никакой разницы, приходить в школу в восемь, в девять или даже в десять часов:

«Учителя – люди расписания, как его составят, так и ходить буду. А вот дети меня тревожат. Если первый урок в нашей школе начнется в девять утра, то седьмой – в 14 часов. А уже сегодня дети на этот седьмой урок еле волокутся».

Детей проще «разбудить» на первом уроке, чем удержать их внимание на последнем. Беспокоит Анну Северинец и тот свободный час перед занятиями, который пообещало организовать Министерство образования для детей, чьи родители не смогут их приводить в школу позднее восьми утра.

«Говорят, этот лишний пустой час в школе займут зарядкой или чем-то таким. Получается, вместо того, чтобы дети учились, они будут заниматься непонятно чем. И кто с ними этим «чем-то» будет заниматься? И будет ли это «что-то» оплачиваться? Сомневаюсь», – говорит педагог Анна Северинец.

Сама мать троих детей, она знает: ребенок не будет засыпать на первом уроке в восемь утра, если во время ляжет спать вечером.

«Мои просыпаются в 6.30 утра, и не клюют носом на уроках», – говорит педагог.

Впрочем, каким бы ни было новое расписание занятий в школах, на систему в целом оно не повлияет. А пора бы, в голос говорят и педагоги, и родители.

Читайте также:

 

Какие реформы нужны школе на самом деле?

Беларусская школа нуждается в кардинальных переменах, но вместо этого из года в год чиновники отделываются косметическими преобразованиями, имитируя бурную деятельность.

Последние два десятилетия беларусская школа переживает одну «реформу» за другой. То руководство страны не может определиться, сколько лет должны сидеть за партой школьники, то – сколько баллов они должны получать за свои знания, то – нужны ли старшеклассникам профильные классы.

При этом учебники и программы остаются прежними, нагрузка на педагогов с каждым годом растет, а зарплаты оставляют желать лучшего.

Педагог Анна Северинец говорит, что для реформы системы образования в стране для начала нужно понять, что сегодняшние дети отличаются от тех, кто были школьниками 20-30 лет назад:

«Сегодня дети не умеют работать коллективно, не умеют заниматься в больших классах, привыкли к комфортным условиям, воспитываясь в малодетных семьях. Но зато они во многих вопросах компетентней учителей. У них больше возможностей поиска информации, они могут проверить педагога, не выходя из класса, потому часто не доверяют учителю».

Система, при которой учитель приходит в класс и просто «вкладывает» в голову учеников знания, просто умерла.

«Мы должны не нагружать детей знаниями, а давать им возможность находить, анализировать, концентрировать эти знания самостоятельно, а это совсем другой подход», – отмечает Анна Северинец.

Другой подход в итоге требует и новых программ, и новых учебников, и нового коллектива людей, которые эти учебники пишут.

«В беларусской школе сегодня устарело всё: и содержание, и методики, и менеджмент, и система финансирования», – убеждена председатель Общества беларусской школы Тамара Мацкевич.

В 2018 году Беларусь планирует присоединиться к международной программе оценки учебных достижений PISA (тест, оценивающий грамотность 15-летних школьников в разных странах мира и умение применять знания на практике). Она позволит выявить и сравнить изменения, происходящие в системе образования и оценить эффективность стратегических решений в области образования.

Если все сложится, у педагогов и экспертов появится надежда, что явным станет реальное положение дел, и это принудит чиновников присмотреться к современным тенденциям в области образования, надеется Тамара Мацкевич. Впрочем, эксперты уже сейчас знают, какие именно реформы придется внедрять беларусским чиновникам.

«Им наверняка придется дать больше автономии школам, самостоятельности педагогам и право голоса родителям. Думаю, люди, которые руководят образованием, знают, что нужно делать. Есть же, например, опыт посткоммунистической реформы Эстонии, которая сегодня обогнала Финляндию по уровню среднего образования», – говорит Тамара Мацкевич.

И отмечает, что в Эстонии отменили монополию государства на образование, дали педагогам свободу творчества, создали систему, при которой руководителей школ не назначают, а выбирают по итогам конкурса.

«Деньги, которые у нас тратятся на контроль, у них пустили на повышение квалификации и переподготовку учителей, вооружили педагогов компьютерной техникой и эффективными методиками. Бери и учи», – не без нотки зависти рассказывает Мацкевич.

Такие реформы дают детям возможность получить конкурентноспособные знания и навыки и занять достойное место на рынке труда в будущем. А для этого и нужны инвестиции в педагогов, их автономия и возможности для роста.

«Никаких обязательных планов, столовых, подписок, пионеров, субботников и походов на хоккей в цивилизованных странах быть не может, – убеждена Тамара Мацкевич. – Финансирование из бюджета должно идти за учеником, а не распределяться по школам. Родители и дети голосуют ногами: какое учреждения образования выбрали, туда государство и перечисляет квоту».

Пока же беларусская школа, по словам эксперта, находится в состоянии системного кризиса, и любые нововведения, типа начала занятий с девяти утра, выглядят как манипулятивные приемы, чтобы отвлечь внимание от более важных вещей и «демонстрировать иллюзию деятельности».

«Сегодня вся организация процесса обучения дошла до маразма: школам не разрешают самим составлять график обучения детей, родителям не доверяют решение, во что одевать детей, учителю – какой задачник использовать, у министра – вообще никакой самостоятельности. Все всех боятся, каждый шаг контролируется, и контролеров стало больше, чем тех, кто учится», – говорит Тамара Мацкевич.

По словам эксперта, сегодня в системе образования страны работает больше 440 тысяч человек, при этом около 43% из них – педагогические работники. Из них учителей вместе с администрацией школ – всего 100 тысяч.

«Кто остальные? Чем они занимаются? Загадка. В таких административных тисках школа просто не может выполнять свою функцию. Учителя пишут бесконечные отчеты, дети сидят в классах по семь часов, как в троллейбусе, а потом разбегаются по репетиторам, чтобы получить хоть какие-то знания», – констатирует Мацкевич.

Современная беларусская школа все больше напоминает сильно молодящуюся даму, ведущую непримиримую борьбу с неумолимой старостью. Новый чудодейственный крем от морщин, супер-современные процедуры подтяжки, молодильные яблоки на завтрак, обед и ужин, йога, пилатес, фитнес-шмитнес и #вотэтовсё – ее верные друзья и неутомимые помощники.

Но сколько бы штукатурки не было на лице у этой дамы, ее истинный возраст, увы, уже не скрыть. Как не скрыть и тот факт, что беларусские дети все еще учатся для школы, а не для жизни.

Читайте еще по теме:

 

Комментировать