Политика

Декрет о тунеядцах 2.0. Что он значит и как его будут применять?

1644 Вадим Можейко

«Марш рассерженных белорусов», Гомель, 19 февраля 2017 года. Фото: Радио Свобода

 

Власть не знает, как бороться с «тунеядцами». Но отменить идиотский декрет не могут, чтобы не признавать ошибочность всего подхода. Вместо этого принят мутный документ, который крайними делает чиновников на местах – на них спихнули всю ответственность. Разбираемся в хитросплетениях Декрета №1.

Декрет умер, да здравствует декрет!

После протестной весны-2017 стало ясно, что «тунеядский» Декрет №3 – не жилец, его придется отменять. Народ активно начал выходить на улицы с протестами, которые спровоцировать политическую нестабильность. Первая версия «тунеядского» декрета просто не работала так, как это было запланировано. Не удалось ни вычислить бенефициаров серого сектора экономики (хотя в нем, по разным данным, десятки процентов ВВП), ни собрать денег в бюджет – выбитого из населения налога хватило разве что на администрирование процедур да марки для «писем счастья».

Однако отмена Декрета №3 на волне протестов была политически неприемлема: не ровен час, беларусы подметят причинно-следственную связь и решат, что протестами можно отменять неприятные инициативы власти. Отсюда все пляски с приостановкой декрета и возвратом уже уплаченных сборов при одновременном сохранении перспективы их новой уплаты.

Сразу было ясно, что в перспективе всю эту комедию придется заканчивать. Однако политический запрос на идеологическое обоснование декрета сохраняется. Разумные аргументы «отдыхают», а сон разума рождает известно что. В данном случае – Декрет №1.

Грабли социальной справедливости

Власти называют основой нового декрета «принцип социальной справедливости». Сводится он к всё той же нехитрой максиме: не работаешь [официально] – значит, должен платить за право жить в Беларуси. Тут впору порассуждать об адекватности тех, кто считает жизнь в Беларуси таким раем, что найдутся готовые за это приплачивать – когда Лукашенко и сам признает, что в Синеокой нынче не прекрасно, а просто «терпимо». Да и принцип «государство для народа», до сих пор украшающий передовицу президентского сайта, переворачивается с ног на голову: получается, это не государство должно помогать людям жить получше, чем «терпимо», а люди должны кровь из носу финансировать госрасходы. Тем более, что расходы эти никто не контролирует.

Перед принятием декрета о тунеядцах в его второй версии много говорилось о том, что акцент будет смещаться с наказания неработающих на содействие занятости. Борьба с реальной (а не формально-статистической) безработицей – дело хорошее. Вот только Декрет №1 ничего принципиально нового не предлагает.

Местные исполнительные органы будут «содействовать» трудоустройству, используя «индивидуальный подход», по-всякому «консультировать» безработных, организовывать «обучение граждан по востребованным на рынке труда профессиям» и «временную занятость» вроде «оплачиваемых общественных работ».

Но все это мы уже видели: повсюду развесят объявления с самыми невостребованными вакансиями, предложат поучиться в ПТУ на маляра и отправят на поля собирать брюкву за три с половиной копейки в день. Именно такой подход и привел к тому, что в стране появляются «территории с напряженной ситуацией на рынке труда» – неологизм из Декрета №1 без каких-либо пояснений (видимо, Совмину придется определять их на глазок).

Марш протеста против декрета «о тунеядцах». Брест, 5 марта 2017 года. Фото: Милана Харитонова, БелаПАН

Старые песни о главном, но лживом

Основной способ монетизации Декрета №1 – оплата «тунеядцами» субсидируемых государством услуг по 100-процентному тарифу с 1 января 2019 года. Общая логика здесь понятна: «полное возмещение экономически обоснованных затрат» – давнее идефикс государства. Необходимость оплатить непонятно что непонятно когда чуть дороже не так стимулирует выходить протестовать на площадь, как обязательство вынуть прямо сейчас из кошелька конкретное количество банкнот.

Но с конкретикой у тунеядского декрета 2.0 полный швах. Кто будет «тунеядцами» – решат комиссии, которые пока еще не созданы. Об оплате каких конкретно услуг идет речь – еще предстоит подумать Совмину. Первое, что приходит на ум, – это услуги ЖКХ и проезд в транспорте. Но как рассчитывать квартплату для семьи, в которой один официально трудоустроен, а второй – «тунеядец»? Будут ли продавать жетончики в метро по паспорту, чтобы разобраться, а не должен ли ты заплатить на 25 копеек дороже, мил человек?

Абсурдность ситуации дополняется тем, что коммуналка и так постоянно растет для всей страны на «социально приемлемые» десять рублей в год; постоянно дорожает и проезд в транспорте. А сам концепт «субсидируемых цен» – наглое вранье, поскольку в непрозрачной государственной монополии нет и не может быть никаких «объективных затрат».

Винчестеры и Кольты для депутатов местных советов

Отдельного внимания заслуживают вышеупомянутые комиссии, которые напоминают первых американских шерифов, а беларусские регионы под их властью – Дикий Запад. Судите сами: комиссия может как освободить беларуса (полностью или частично) от тунеядских обязанностей, так и принять решение «о необходимости направления трудоспособных неработающих граждан, ведущих асоциальный образ жизни, в лечебно-трудовые профилактории» – фактически лишить свободы. Из декрета не следует, будут людей отправлять в ЛТП напрямую по решению комиссии или все же через суд.

На этом фоне мелочью выглядит «предоставление, сбор, обработка, хранение, использование персональных данных граждан без их письменного согласия» – это хотя бы должно происходить «с соблюдением требований, определенных законодательными актами, по защите информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено». В части, посвященной отправке граждан в ЛТП, таких ссылок на соблюдение требований законов не наблюдается.

Эти царские полномочия даются обычным винтикам бюрократической машины: «специалистам органов по труду, занятости и социальной защите, жилищно-коммунального хозяйства, внутренних дел, других подразделений [исполкомов]». К ним в компанию вершителей судеб попадают «депутаты всех уровней» и «представители республиканских государственно-общественных объединений, иных общественных объединений». Угадайте с трех раз: это будет «Беларусский Хельсинский комитет» или «Белая Русь»?

Державный патернализм здесь цветет пышным цветом. Вот как описывает нормальный с точки зрения государства сценарий председатель комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Жанна Романович: «Человек может прийти и сказать, что мне нужна работа, у меня сложилась трудная жизненная ситуация, в которой нужно разобраться». И специалисты ЖКХ вместе с членами «государственно-общественных объединений» будут разбираться в жизни вполне себе дееспособного человека, решать – казнить (отправить в ЛТП) или миловать (дать послабление по оплате услуг).

В рифму – все равно президент

«Тунеядский декрет 2.0» максимально уходит от конкретики и от ответственности. Кто-то когда-то должен будет принимать какие-то решения по неясным критериям – в такой форме документ политическую напряженность вызвать, конечно, не может. Все полномочия перекладываются на Совмин и призрачные комиссии из маленьких людей, которых в случае чего всегда легко сделать козлами отпущения. Особенно в ситуации, когда их работа внятно не регламентирована, а определение «трудной жизненной ситуации» в декрете как «совокупности обстоятельств, которые гражданин не может преодолеть за счет имеющихся возможностей» ничего толком не проясняет.

Но кричалка «Нет декрету номер три, Лукашенко – уходи» пошла в народ не потому, что просто в рифму.

При авторитарной политической системе люди прекрасно знают, что есть только один человек, который реально ответственен за происходящее в стране и к которому можно обращаться в случае неурядиц. Отсюда все эти анекдотичные письма на имя президента с просьбами ускорить строительно-монтажные работы в очередном ЖК, отремонтировать комнату в общежитии и наколоть дрова.

Такой народ не убедить апеллировать к депутатам местных советов и функционерам «Белой Руси». Если Декрет №1 будет работать столь же бестолково, как Декрет №3, то новые кричалки будут сочинять всё про того же человека.

Читайте дальше:

Эволюция наоборот. Почему средневековые методы борьбы с «тунеядцам» не работают в 21 веке

Штраф за ошибки государства. Мемуары тунеядца

Майдан дармоедов. Тунеядцы наносят ответный удар

Лентяи против тунеядцев: в чем ошибка политики борьбы с «бездельниками»

Комментировать