Жизнь

COVID-19. Работает ли карантин и есть ли свет в конце тоннеля

928 Ляксей Лявончык

Медики ожидают новую волну заражения COVID-19, как только жесткие карантины будут сняты. Это ставит вопросы. Зачем вообще карантин, если вирус все равно вернется? Выдержит ли мировая экономика? И что это за чудесное мобильное приложение, которое должно всех спасти? Разбираемся.

Локдауны работают

Итальянский локдаун, объявленный кабинетом Джузеппе Конти 8 марта, начать давать результат (в виде уменьшения количества новых случаев за день) уже 22-23 марта, как мы и предсказывали. К сожалению, автор, видимо, недооценил любовь итальянцев к контактам, которую не извести даже самыми драконовскими мерами по удержанию в домах. Но начиная с 27 марта видна устойчивая тенденция к снижению числа новых дневны случаев, а к 31 марта их количество спало с 6 тысяч то 4 тысяч. По оценке Итальянского института здравоохранения, 5 мая в Италии не должно остаться вообще ни одного активного случая.

Количество ежедневных новых случаев заражения коронавирусной инфекцией COVID-19. Источник: worldometers.info/coronovirus

 

Если брать 18 дней, которые минули между официальным объявление карантина в Италии и началом первой устойчивой динамики на снижение новых случаев, за стандарт, то перелом в Испании должен начаться 1-2 апреля, а перелом во Франции – 4-5 апреля. Статистику по этим странам можно следить на Worldometers.

Высокая цена для экономики

То, что локдауны будут стоить очень дорого для мировой экономики, было ясно уже на прошлой неделе. Количество заявлений на пособие по безработице в США выстрелило с нескольких сот тысяч до более чем трех миллионов. В Британии волна заявок на универсальный кредит (единую выплату по безработице) быстро превратилась в цунами размером в полмиллиона прошений. Итальянская Confindustria (объединение промышленников и предпринимателей Италии) оценила падение итальянского ВВП на 10 процентов в первом полугодии, отметив, что каждая дополнительная неделя остановки срезает до 0,75 процентов с национального валового продукта в этом году.

Доводы немецкого аналитического института Ifo о потере 20 процентов ВВП в случае остановки немецкой промышленности более чем на два месяца оказались самыми мрачными. Но даже более оптимистические прогнозы других экономистов говорят о потере далеко не одного процента ВВП в случае короткой остановки, и длительной рецессии в случае длительной остановки. Проще говоря, если остановка продлится пару месяцев, то все можно будет поправить, если дольше – то экономику ждет серьезная рецессия.

Премьер-министр Польши, объявляя 25 марта об очередных мерах по социальному дистанцированию, были исключительно оптимистичен, заверяя, что восстановление после пандемии будет быстрым. Теперь Польша признала, что кризис будет стоить стране более 10 процентов ВВП во втором квартале и многомиллионной безработицы.

Чем дольше будут действовать карантины, тем большим будет давление как бизнес-групп, так и общества на политиков, чтобы те искали стратегии выхода. Решение премьера Испании Педро Санчеса  «остановить страну» на полторы недели (заморозить все производства, кроме так называемых существенных, до 9 апреля) вызвало резкую реакцию местных бизнесменов, утверждающих, что «Мадрид тем самым убивает миллионы рабочих мест». Швейцарская Народная Партия (та, которая раз за разом пытается провести очередной референдум по ограничению «зависимости от Брюсселя» и каждый раз обламывается) настойчиво высказалась за возврат к нормальному функционированию экономики после 19 апреля, когда истекает срок нынешних ограничений. Кабинет Конти, продляя заморозку экономики и общенациональный карантин в очередной раз, вместо 18 апреля как новой даты отсечения выбрал 13-е – видимо, после встречи с лидерами бизнеса.

США проголосовали гигантский пакет поддержки экономики в два триллиона – в несколько раз больший, чем кризисный пакет 2008 года. Евросоюз разрешил членам Еврозоны тратить без оглядки на размеры дефицита бюджетов и национального долга и даже начал снова обсуждать возможность выпуска облигаций, гарантированных всеми членами еврозоны. И что исключительно примечательно – впервые в истории две из четырех партий, входящих в правящий кабинет Нидерландов, обвинили премьера в отсутствии солидарности c югом. «Нидерланды стали такими богатыми благодаря ЕС – и не имеют права отвернуться от стран, наиболее потерпевших от коронавируса», – написал лидер партии D66. Это означает огромный прыжок от отношения «юг сам виноват» к пониманию того, что «мы все в одной лодке».

Евросоюз наконец начал реагировать на пиар-наступление Китая и России, нацеленное на ослабление единой Европы. Германия, Италия, Люксембург, Франция и Швейцария, скооперировавшись, начали распределять критических больных между собой; что примечательно, даже маленький Люксембург, у которого зарегистрировано больше всего случаев на единицу населения, забрал нескольких человек из Франции и Германии: «У нас есть свободные места».

Бундесвер регулярно перевозит больных из французских и итальянских клиник в больницы в разных федеральных землях ФРГ: по словам президента Института Коха, в Германии половина коек в реанимациях все еще свободна. Под угрозой административного процесса и штрафов со стороны Брюсселя Германия и Франция согласились снять в спешке введенный запрет на экспорт медицинского оборудования в другие страны ЕС, и запустить общую схему закупки аппаратов искуственной вентиляции легких (ИВЛ).

А вот большая часть помощи Италии со стороны России оказалась «барахлом», а китайские маски и аппараты ИВЛ легких оказались в большей части «дефективными». Ну а вишенкой на торте, естественно, стала программа обеспечения ликвидности в 650 миллиардов евро со стороны ЕЦБ, беспрецедентная в истории еврозоны.

 

Свет в конце тоннеля? 

За последнюю неделю дебаты относительно того, какой будет стратегия выхода из карантинов, явственно активизировались. Причиной этому стало накопившиеся негативные эффекты в экономике плюс высказывания эпидемиологов в стиле «вирус с нами останется и после снятия карантинов снова активизируется». На логичный вопрос, а зачем эти карантины, если вирус все равно вернется, сейчас пытаются ответить правительства всего мира. Ведь стало понятно, что предложенная Нилом Фергюсоном из Имперского колледжа в Лондоне стратегия «ждать до вакцины» стратегией вовсе не является: закрыть экономику на 12-18 или «даже больше» месяцев и близко не представляется реалистичным.

Понятно, что карантин должен быть лишь первым шагом, который придавливает распространение вируса и дает медикам возможность нарастить пропускные способности реанимаций. В Лондоне для этой цели выставочный центр Excel около аэропорта City был в спешке переделан под временный госпиталь исключительно для больных COVID-19. Французский президент Макрон считает, что выигранное время должно быть использовано в том числе для того, чтобы нарастить возможности производства аппаратов ИВЛ на европейской земле.

Вопрос сейчас в том, что делать дальше, после того, как медицинская система пришла в себя и поток больных временно спал. Все согласны, что вирус, скорее всего, вернется, как только будут ослаблены карантинные меры. И решение тут немцы, швейцарцы и британцы уже видят в специальном приложении, которое неделю назад начало тестироваться солдатами бундесвера в Берлине. Отдельный подобный апп разрабатывается и Национальной службой здоровья Британии.

Задача аппликации – уведомить, находился ли человек, ее установивший, поблизости кого-то инфицированного коронавирусом в интервале двух недель до даты постановки диагноза. Принцип действия таков: каждое приложение после установки на смартфон принудительно включает bluetooth и постоянно сканирует окружение на наличие в непосредственной близости других смартфонов с таким же приложением. Как только два приложения остаются близко друг друга на срок более 15 минут (время, необходимое для передачи вируса), то они обмениваются уникальными идентификационными номерами, которые регулярно меняются. Как только человек заболевает, он может сообщить об этом нажатием одной простой кнопки в аппликации, после чего сообщение уходит всем тем, кто был около заболевшего более 15 минут в последние две недели, с рекомендацией провериться на вирус или сесть в карантин.

Подобные приложения используются уже в Южной Корее и Израиле, но их использование в Евросоюзе куда более проблематично в силу жестких законов о защите личных данных, которые вряд ли будут «разбавлены» даже для того, чтобы победить эпидемию. Именно для того и британцы, и немцы включили в приложение ряд степеней защиты.

Во-первых, она не будет просить личные данные: идентификация пользователя будет происходить по цифровым ID, которые будут регулярно меняться. Во-вторых, хранение данных о смартфонах, находившихся рядом с пользователем последние 14 дней, будет осуществляться не на центральном сервере, а на самих телефонах, и будет передаваться на центральный сервер только в случае, если человек сообщит о своем инфицировании. Данные старше определенного времени будeт автоматически стираться. Ну и в-третьих, установка аппликации будет полностью добровольным делом.

Будет ли это работать, мы увидим достаточно скоро. У правительств ЕС остается все меньше и меньше времени на то, чтобы перезапустить экономику. Но европейские граждане показали себя достаточно дисциплинированными в соблюдении правил карантина. Авторы немецкого эппа считают, что если презентовать его как цену быстрого возврата к нормальности, большая часть населения его установит. Как только установивших будет около половины, вирус, считают разработчики, можно будет держать под контролем.

Читайте дальше:

COVID-19. Когда мир вернется в норму и что будет с экономикой

«Какие права человека, если рядом с вами биологическая бомба?» Почему за здоровье человека отвечают не только врачи

Жизнь, смерть и всё, что между. Как биоэтика заботится о будущем человечества

Комментировать