Арт

Что посмотреть в кино. «Большая игра» и «Форма воды»

996 Тарас Тарналицкий

В минский прокат выходит обладатель главного приза Венецианского фестиваля. Аарон Соркин пересаживается из-за стола сценариста в кресло режиссера. А российские киноделы продолжают эксплуатировать заезженную тему. «Журнал» рассказывает про фильмы, которые идут в столичных кинотеатрах.

«Большая игра»

Режиссер: Аарон Соркин

В ролях: Джессика Честейн, Идрис Эльба, Кевин Костнер

Молодая спортсменка Молли Блум подрабатывает в маленьком кафе, мечтая о большой карьере. Но в олимпийскую сборную ее не берут, а работодатель не хочет платить ей зарплату, наблюдая, какие солидные чаевые гребет его подчиненная. Девушка бросает работу и окунается в мир подпольных казино, нелегального покера и азартных селебрити. Стремительно воплощая свою американскую мечту, Молли не замечает, как ее успехи все больше раздражают русскую мафию и федералов.

Амбиции нужны человеку, чтобы двигаться вперед, меняя если не окружающий мир, так хоть собственную карьеру. Аарон Соркин заслужил звание блестящего драматурга, превращая сложные истории про техногиков («Стив Джобс», «Социальная сеть») в захватывающие дух сюжеты про личностный рост и, нередко, грехопадение.

В «Большой игре» он нашел в себе силы выйти из тени вечного раба пера – и пересел в кресло постановщика. Карьерная трансформация прошла успешно, хотя фильм вытягивает по-прежнему Соркин-режиссер, а не Соркин-сценарист, который не забыл о правильном построении драматургической линии и хлестких диалогах.

Очевидной удачей «Большой игры» стало приглашение на главную роль Джессики Честейн (на фото вверху) – волевой актрисы, активно продвигающей в Голливуде женские права. В роли целеустремленной бизнесвумен, которая наводит шорох в мужском мире нелегального казино, она выглядит крайне органично. Чего не скажешь про ее партнеров, которые несколько увядают в ее тени. Очков фильму это не прибавляет, но и не тянет на дно. На фоне нынешней профеминисткой повестки дня «Большая игра» выглядит как нельзя актуально.

Кому смотреть: девочкам с характером и мальчикам, привыкшим к твердой женской руке.

«Форма воды»

Режиссер: Гильермо дель Торо

В ролях: Салли Хокинс, Майкл Шэннон, Ричард Дженкинс

Начало 1960-х, разгар Холодной войны между СССР и США. Невзрачная и к тому же немая уборщица из Балтимора, протирая пыль в лаборатории американского исследовательского центра, случайно знакомится с антропоморфной амфибией (на фото вверху). Дивное существо поймал склонный к насилию полковник Стрикленд по заказу военных, чтобы провести над ним эксперименты и выяснить, как человеко-рыба поможет догнать «Советы» в космической программе.

Ретро-блокбастер с душой авторского кино. Примерно так хочется назвать «Форму воды» – последнюю на сегодня фантастическую сказку визионера-затейника Гильермо дель Торо. Магия его кино способна пленять сердца не только легковерных зрителей, но и закаленных профессией киноделов. Именно они отдали в прошлом году «Золотого льва» – главный приз Венецианского фестиваля – изобретательному мексиканцу именно за этот фильм, который кажется абсолютно зрительским кино.

Такой результат оказался закономерным для автора, который никогда не искал легких путей: он то скрещивал ужасы гражданской войны в Испании с италийской мифологией в «Лабиринте Фавна», то дополнял супергеройские кинокомиксы кельтским фольклором в «Хеллбое-2».

«Форма воды» – результат похожих творческих экспериментов. Зрители, знакомые с советским кино, без труда обнаружат в фильме аллюзию на роман «Человек-амфибия» Александра Беляева, об экранизации которого режиссер даже не подозревал. Опирался он, скорее, на полифонию жанров классического голливудского кино: политический детектив про шпионов времен Холодной войны, трогательный мюзикл о любви двух изгоев, фантастический фильм ужасов об ужасном существе.

На выходе вместо сборника раритетов получилось современное кино о форме любви, мотивирующей его героев к действию. Это как если бы «Амели» повстречала «Тварь из Черной Лагуны» и воспылала к нему чувствами. В общем, это нужно видеть.

Кому смотреть: Романтикам, питающим особые чувства к рыбам

«Темные времена»

Режиссер: Джо Райт

В ролях: Гэри Олдмен, Лили Джеймс, Рональд Пикап

Май 1940 года. После вторжения фашистской Германии на территорию Франции, Бельгии, Дании, Норвегии и других европейских стран, британскому правительству наконец становится ясно, что глобальной войны не избежать. Вместо Невилла Чемберлена, оказавшегося недальновидным политиком, пост премьер-министра занимает Уинстон Черчилль. Его избрания требует парламентская оппозиция. Прочему истеблишменту, впрочем, такая замена в тягость: король Георг VI не скрывает неприязни к Черчиллю, а однопартийцы-консерваторы плетут вокруг него интриги. Тяжелый нрав, ехидство и масса вредных привычек только отталкивают людей от нового премьера, перед которым стоит дилемма: сдаться на милость немцам или продолжать борьбу.

Главным аттракционом «Темных времен», разумеется, стал Гэри Олдмен, невообразимым образом перевоплотившийся из поджарого лицедея в грузного политикан мирового масштаба. В его образ Черчилля, порой злобного, но чаще забавного и саркастичного, в нужный момент отважного и убедительного, пыхтящего, как паровоз, сантиметровыми сигарами, веришь с первого его появления в кадре. Отдайте ему уже «Оскар», только не заставляйте больше облачаться в этот жуткий грим!

А если серьезно, то у Джо Райта получился нетривиальный биопик, раскрывающий характер Черчилля во всей его глубине. Авторы не боятся иронизировать над своим героем, делая из него не бронзовый памятник потомкам, а живого человека с недостатками, которому ничто мирское не было чуждо. Хотя режиссер порой увлекается излишней патетикой – например, отправляя своего героя в лондонскую подземку спрашивать совета о внешней политике государства у простых британцев. Выглядит сцена крайне нелепо, словно бы из фильмов соцреализма, но Райта снова спасает искрометная ирония. Если уж спасать нацию от маньяка со смешными усиками, то без юмора здесь точно не обойтись.

Кому смотреть: Ценителям пластичного грима, шотландского виски и кубинских сигар

«Скиф»

Режиссер: Рустам Мосафир

В ролях: Алексей Фаддеев, Виталий Кравченко, Александр Кузнецов

У боярина Лютобора славно идут дела: князь нарек его лучшим воином в своей дружине, а жена вот-вот родит наследника. Всю малину портят напавшие в одночасье на жилище Лютобора разбойники. Они похищают его близких, требуя взамен разобраться с собственным князем. Помочь в непростой ситуации может только Куница – плененный скиф, осведомленный, куда подевали драгоценное семейство бывшего ратника.

Российские киноделы лезут из кожи вон, силясь овладеть мастерством коммерческого кино. И не стесняются эксплуатировать одну и ту же тему – пока не надоест. Ну, или пока деньги в Фонде кино не кончатся. После коммерческого успеха заряженного православным промыслом блокбастера «Викинг», где Данила Козловский в образе князя Владимира добровольно-принудительно крестил Киевскую Русь, на свет божий повылазили его менее колоритные последователи. Сперва тяготеющий к идеологическому фэнтези боевик «Легенда о Коловрате», в котором напрямую цитировали голливудскую эстетику «300 спартанцев» Зака Снайдера. Теперь вот «Скиф» пожаловал, бюджет которого в восемь раз меньше «Викинга». Вопрос бюджета здесь крайне важен, поскольку авторы хоть и говорят, что сняли выдуманную историю, но в декорациях раннего средневековья. А это, уж поверьте, удовольствие не из дешевых.

Но запомнится «Скиф» отнюдь не художественными достоинствами, а скандалом, к которому косвенно приложили руку его авторы. Не веря, видимо, в зрительский успех картины, российский Минкульт в последний момент расчистил дорогу своему релизу, отодвинув детский фильм «Приключения Паддингтона-2» и подростковый боевик «Бегущий в лабиринте-3» на начало февраля. Что тут скажешь, защита собственных активов – дело необходимо. Только почему из-за импульсивного протекционизма должен страдать частный бизнес, а вместе с ним и зритель, не очень понятно. Ведь насильно свое кино успешным не сделаешь.

Кому смотреть: Школьникам, которые хотя бы раз открывали учебник истории

Читайте дальше:

«Последние джедаи». Дорога перемен

«Свое кино» как проблема. Каким должен быть идеальный беларусский фильм

Кино про «непохожих». Отнестись к особенным как к равным

Комментировать