Жизнь

«Чернобыльцы» за рубежом: право на другую жизнь

1580 Ольга Бубич

Оздоровление за границей для беларусских детей-чернобыльцев – не только ощутимая польза, но часто и культурный шок, и психологическая травма. «Журнал» разбирался, какова роль «чернобыльских программ» в судьбе их повзрослевших участников.

Согласно данным Института радиационной безопасности «Белрад», сегодня в «чернобыльских» регионах Беларуси проживет 1,5 млн. человек, в том числе около 400 тысяч детей. После снятия секретности с материалов о последствиях Чернобыльской катастрофы детей-чернобыльцев стали приглашать на оздоровление в Германию, Ирландию, Францию, Италию, Канаду и другие страны.

Внутреннее облучение, которое люди, проживающие на загрязненных территориях, получают через пищу и воду, не менее опасно, чем внешнее. Поэтому реальный оздоровительный эффект, который получают дети за рубежом, очевиден и измеряем в цифрах. А вот психоэмоциональный эффект путешествий за границу оценить сложнее. Как чувствует себя после возвращения в родную деревню семилетний ребенок, проведший полтора месяца в другом мире, где душ и туалет совсем не чудеса из мира фантастики?

Ликвидация последствий Чернобыля остается проблемой. Сегодня, как и 30 лет назад, статистика заболеваний, вызванных радиационным облучением, туманна и неоднозначна. В 1994 году на тематической конференции ЮНЕСКО представила медицинские данные, согласно которым приблизительно от 3 до 4 миллионов детей в России, Беларуси и Украине страдают от заболеваний, вызванным взрывом на ЧАЭС.

Количество онкологических больных в Беларуси продолжает расти и за последнее десятилетие их число увеличилось на 21%. Каждый год выявленных случаев на тысячу больше.

Ежегодно около 50-60 тысяч детей включают в программы по оздоровлению за рубежом. То есть, на сегодняшний день более 500 тысяч беларусских детей имели возможность хотя бы раз увидеть и почувствовать, что значить жить в Европе. Большинство «чернобыльских» детей живут в неблагополучных или многодетных семьях, ведь самые бедные районы Беларуси находятся в Гомельской, Могилевской и Брестской областях. Регулярно в Европу по подобным программам ездят и дети из интернатов и приёмных семей.

Истории детей, побывавших в европейских или американских семьях, очень похожи.

«До поездки в Италию я даже и не мог представить, что другая жизнь возможна, вспоминает один из «чернобыльских» детей Александр Богумилов, сегодня – мастер на «Гомсельмаше». Мои родители работали в колхозе в деревне за копейки, денег не хватало, иногда они еще и выпивали… Нас всех в семье семеро: пять братьев и две сестры, живем без мамы уже двенадцать лет. И таких семей, где родители пьют, а детей воспитывают бабушки и дедушки, у нас очень много».

Еще один участник программы оздоровления, гостивший в итальянских семьях каждое лето с 6 до 17 лет, Александр Медведский, рассказывает: «Я сам из деревни, мама – доярка, папы нет. Рос в небогатой семье, не всегда всего хватало, семья многодетная: нас четверо… Денег не хватало, жили, как могли. Когда я съездил заграницу, мне показалось, что я в сказке побывал. Жизнь совсем изменилась, чувства не передать словами – как там красиво. Нет слов!»

«Я родился в небольшой отдаленной деревушке в Ивьевском районе, – рассказывает Владимир Нехведович, студент БНТУ. – Постоянной работы у родителей не было, в детстве меня почти никуда не возили, так что большого представления о мире я не имел. Все свое время я проводил в компании сестры и соседской девочки. Школ рядом не было, поэтому меня отправили учиться в интернат в г.п.Радунь, где раньше учились мои старшие браться. Там летом 2000-го я с группой детей впервые поехал в Италию. Мне было всего 8 лет, и поездка показалась мне каким-то сном или сказкой. Это было незабываемое время».

Пропасть между двумя мирами Беларуси и Европы порой становилась очевидной не только детям, но и принимающим семьям. Это несколько раз приводило к острым инцидентам, имевшим резонанс на дипломатическом уровне.

В 2006 году 10-летняя воспитанница Вилейского детского дома Вика Мороз стала «заложницей» своей итальянской семьи, которая, обнаружив на теле девочки следы побоев, отказалась возвращать ее на родину и 20 дней укрывала ее в монастыре. Усилиями беларусских властей девочка была возвращена в Беларусь и помещена под опеку приемной матери. Вика закончила среднюю школу в Жодино и поступила в колледж в Борисове, выбрав профессию швеи.

Другой случай произошел в 2008 году, когда 16-летняя Татьяна Козыро не приехала в аэропорт Сан-Франциско, чтобы вместе с группой, приехавшей на оздоровление в США, вернуться в Беларусь. Позже стало известно, что девушка подала в иммиграционную службу документы для продления гостевой визы и остается в США, чтобы дождаться решения властей. Решение было положительным, Татьяна осталась в Америке, но шесть месяцев спустя приняла решение вернуться домой. Татьяна закончила колледж, работала в магазине продавщицей, сейчас она – молодая мама.

Для выпускницы одного из минских вузов, Дарьи Апанасевич, Италия стала не только красивой сказкой на каникулах, но и мощной платформой для дальнейшей учебы и успешной карьеры.

«Когда я представляю, какой бы могла быть моя жизнь без Италии, вот какая мне представляется картина, – размышляет Дарья, сегодня – студентка престижного университета во Флоренции. – Школа, университет, два года отработки по распределению, зарплата, которой хватает на еду и пару колгот. Муж (частенько пьяный), дети, съемная квартира... По крайней мере, именно эту ситуацию я наблюдаю у большинства своих одногодок. У кого-то лучше, у кого-то хуже. Но, в целом, примерно так и живут молодые люди моего возраста в Беларуси. А что я имею в реальности? Школа, поездки на оздоровление в итальянскую семью, университет, параллельная работа переводчиком, поездки за границу, переезд в Италию, поступление в университет во Флоренции, работа переводчиком в крупной фирме… Без гуманитарных программ, куда я попала в 1997 году, это все было бы просто невозможно».

Однако далеко не всем детям везет так же, как Дарье: многие инициативы закрылись из-за растущей документальной волокиты, связанной с организацией оздоровления. Да и интерес к проблемам Чернобыля снижается, поскольку возникают другие «горячие точки», где необходима помощь иностранных волонтеров и инвесторов. Побывав в «сказке», дети возвращаются в родную беларусскую деревню и оказываются лицом к лицу с вопросом: как дальше жить.

«Иногда я думаю, лучше бы я не видела, как люди живут, чтобы не осознавать нашу ограниченность и бедность», – признается Александра Рапинчук, сегодня мать двоих дочерей. Новые горизонты, которые раскрывает «чернобыльским» детям Европа, в большинстве случаев остаются недостижимой мечтой.

Психологически поездки по-разному влияют на детей. Кто-то продолжает плыть по течению, у кого-то просто не хватает сил бороться, другие видят в путешествиях возможность привезти домой одежду и деньги: нередки случаи, когда беларусские семьи своеобразным способом шантажируют иностранных «родителей», расценивая их помощь как возможность лёгкой наживы.

Но много и тех, кто использует «окно в Европу» для личностного роста.

«Итальянская семья очень сильно повлияла на мое воспитание, – признается Владимир Нехведович, – на мои взгляды на мир и на отношение к нему. Благодаря им у меня появились цели в жизни, которые я преследую по сегодняшний день».

«Если бы у меня не было этого невероятного шанса, то я, наверное, не чувствовала бы такой тяги к путешествиям, к представлениям себя с детьми в другой стране, да и вообще, я была бы совсем другой», – размышляет Екатерина Феськова, выпускница одного из минских вузов.

Подросшие дети заводят семьи, поступают в учебные заведения либо осваивают те профессии, которые предлагает рынок труда в их родных городках и деревнях. Кто-то развивается, а кто-то отказывается от амбиций и следует типичному для сельской местности образу жизни. Но, что важнее всего, каждый их них получает право на выбор.

Фото: Ольга Бубич

Комментировать