Полюса

«БНР оказалась глубоко антинациональным и антибеларусским проектом»

1338 Дмитрий Яненко

В беларусском обществе не утихают споры по поводу самых знаковых дат в истории страны. Одной из таких является 25 марта 1918 года – день провозглашения Беларусской Народной Республики. Впрочем, немало людей считает этот день датой пускай и исторической, но никак не переломной. Свои доводы в пользу такого подхода в интервью «Журналу» привел заместитель председателя Беларусской партии левых «Справедливый мир», кандидат исторических наук Алексей Елисеев.

– Является ли дата 25 марта Днем Независимости Беларуси?

– Говоря о Дне Независимости, следует учитывать, что само понятие независимость предполагает самостоятельность, отсутствие подчиненности. Ничего подобного не произошло ни в день провозглашения независимости Беларусской Народной Республики 25 марта 1918 года, ни на протяжении последующего периода существования БНР. Наоборот, на территории Беларуси в это время был установлен режим прямой зависимости от Германии. И все дальнейшие шаги деятелей БНР были направлены только на усиление этой зависимости.

– Однако принято считать, что отцы-основатели БНР стремились к независимости.

– Опубликованные архивы БНР свидетельствуют об обратном. От мечты о независимости Беларуси ничего не осталось, а сами отцы-основатели БНР выглядят, как обыкновенные торгаши, которые наперебой предлагали Германии то одно, то другое, лишь бы только получить признание себя в качестве местной власти. Поэтому 25 марта 1918 года на День Независимости претендовать не может. Но, поскольку это событие имело место, дата, безусловно, является исторической.

– Неужели вы будете спорить с тезисом о том, что БНР дала толчок появлению беларусской государственности?

– События марта 1918 года могли дать толчок созданию беларусской государственности, но в реальности этого не произошло. Сама идея образования независимого беларусского государства к тому времени назрела. Это хорошая идея, которую многие разделяли. Но в том варианте, в котором пытались создать это государство деятели, стоявшие у истоков создания БНР, она не могла быть реализована.

– Что помешало БНР получить самостоятельность?

– Кроме того, что БНР не обладала необходимыми признаками государства, на мой взгляд, еще и деятели БНР действовали неправильно. Вектор развития ими был найден в тесной коллаборации с немецкими оккупантами, то есть с теми, кто в глазах людей был врагом и захватчиком. Поэтому, по сути того, что произошло в действительности (вне зависимости от того, что планировалось), БНР оказалась глубоко антинациональным и антибеларусским проектом. Это государственное образование, эти деятели не признавались простыми беларусами.  Большевики, часть из которых не разделяла идею создания беларусского государства, своей борьбой против оккупантов способствовали национальной консолидации беларусов.

– Существует такое мнение, что если бы не Советы, то БНР имела бы успех, она смогла бы договориться с Германией о своей независимости. Немцам это надо было?

– Естественно, Германии никакая независимость на этой территории была не нужна. Эта территория нужна была как источник сырья, рабочей силы, как территория для эксплуатации и удовлетворения потребностей Германии. Немцы вообще никак не реагировали на попытки деятелей БНР получить какое-то влияние на этой территории, так как не считали их силой, с которой можно вести диалог. С другой стороны, если брать последующее развитие событий, то нужно сказать: провозглашение Беларусской Народной Республики определенным образом повлияло на тех людей, которые в результате и создали беларусскую республику, только уже советскую.

– Почему первым настоящим беларусским государством вы считаете БССР?

– В первую очередь потому, что БССР была создана на свободной территории. И на этой территории власть осуществляли органы этого государства. Одно дело создавать какие-то органы, открывать диппредставительства, а другое – чтобы эти органы были в состоянии функционировать от имени созданного государства. Ни один из органов БНР свои полномочия не осуществлял, а вот все органы БССР управляли процессами на территории Беларуси – были созданы местные органы власти, открыты госучреждения и так далее. Эти органы координировали и регулировали, в том числе, экономические процессы. БНР на эти процессы не влияла, в это время здесь всем распоряжалась оккупационная администрация. Поэтому единственная возможность создания государства могла возникнуть и возникла только тогда, когда оккупация была прекращена.

– Почему в экспертном сообществе существует столь большая разбежка мнений в оценке роли БНР?

– Причину, по которой многие историки и эксперты почитают эту дату, следует искать в документах, которые тогда принимались. Следуя строго букве этих документов, БНР провозглашала свою независимость от Советской России, то есть от центральной власти, которая находилась в Москве. Вот это и есть главный момент, объединяющий сегодняшних приверженцев этой даты. Если же брать идейную сторону тех людей, которые провозглашали БНР, то в большинстве они являются абсолютными идеологическими противниками современных сторонников даты 25 марта.

– Что вы имеете в виду?

– Практически все, кто создавал БНР, были представителями либо лево-центристских, либо вообще левых социалистических, марксистских партий и движений. Поэтому, если бы БНР состоялась, то в республике, наверняка, осуществлялся бы социальный проект, очень похожий на тот, который реализовывался в Советской России.

– День Независимости должен быть национальным праздником. Но, как известно, в обществе нет единства по этому поводу.

– Дату, в отношении которой нет хотя бы относительного большинства и единства в обществе, определять в качестве Дня Независимости не следует. На мой взгляд, не могут претендовать на эту роль не только 25 марта, но и некоторые другие даты, в том числе и из средневековой, новой и новейшей истории Беларуси.

– Значит, беларусам придется остаться без самого главного национального праздника?

– Почему? У нас есть, к примеру, 3 июля. И пусть это дата, строго говоря, является Днем освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков, но уж к гитлеровцам, мне кажется, отношение в нашем обществе более чем однозначное.

– Как вы думаете, почему жители Беларуси не ходят на мероприятия, посвященные Дню Воли?

– Потому что этот день является святым для очень небольшого количества людей.

Комментировать