Арт

«Белавуд». Робкие попытки нащупать отечественный кинобизнес

Кадр из фильма «Party-zan фильм» (2016), режиссеры Андрей Курейчик и Сергей Дмитренко

 

Большое кино – это история скорее про бизнес, чем про искусство. Таким оно было и останется всегда, говорим ли мы про мейнстрим-развлечения или про нишевые фестивальные релизы. Cпрос рождает предложение, и чтобы его удовлетворить, создатели обязаны потратиться, и порой изрядно.

Эту простую мысль четко сформулировали еще братья Люмьер, устроившие первый платный показ своего синематографа на бульваре Капуцинок в Париже. Голливуд сумели взять ее на вооружение, превратив искусство движущихся картинок в самодостаточную индустрию, приносящую миллиардные прибыли. Спустя десятилетия эту позицию начали разделять кинематографисты Китая, Нигерии, России, Украины и других стран. И только беларусы, кажется, продолжают из последних сил противиться коммерциализации «важнейшего из искусств».

Созданный на заре советской империи, тогда еще молодой беларусский кинематограф исправно исполнял возложенную на него партией пропагандистскую миссию и старательно замалчивал любой «капиталистический» профит. Именно поэтому любой творческий успех «Беларусьфильма» и других национальных киностудий, входивших в состав Госкино СССР, публично измерялся количеством зрителей, а не объемом денег за проданные билеты, как это практиковалось на Западе.

Устаревшая практика в почти неизменном виде перекочевала в кинопроизводство независимой Беларуси. Эту сферу целиком монополизировало государство, по-прежнему воспринимающее кино скорее как идеологический инструмент, пускай не самый дешевый и эффективный. Впрочем, через два десятилетия статус-кво изменился.

Экономический кризис последних лет в корне изменил расстановку сил в киносреде. В авангард вырвались независимые кинематографисты, снимающие свое собственное кино за небольшие деньги, а то и вовсе за спасибо. Государственный кинематограф же усиленно глотал пыль, даже в «год Культуры» выдав всего одну игровую картину – многострадальный исторический детектив «Следы на воде».

Философия сэлф-мейда обыграла «бюджетников» вчистую, напомнив не разъехавшимся еще по заграницам режиссерам, что их вчерашнее хобби завтра может превратиться в призвание, если поднажать и не бояться идти на риск.

Кинорынок Беларуси остается не до конца исследованным бизнес-пространством для частных и государственных кинопроизводителей. Отсутствуют даже точные данные, какое количество кинотеатров действует в стране: одни источники говорят, что их 74, другие – что 94.

Ясно лишь одно: зарабатывают здесь пока только дистрибьюторы – посредники российских или украинских прокатных компаний, представляющих интересы голливудских или европейских киностудий, вроде Universal и Disney. Большинство местных фильмейкеров пребывает в уверенности, что созданный в наших условиях кинопродукт не способен конкурировать с иностранным контентом. Хотя подобные выводы носят теоретический характер – почти никто не пытался это проверить на практике.

При этом оптимистично настроенные предприниматели в сфере кинопроката уверены, что при условии благоприятного стечения обстоятельств отечественное кино способно достигнуть сборов до 400–500 тысяч долларов.

Шанс оказаться в плюсе есть у постановщиков, работающих с небольшими бюджетами (до 100 тысяч долларов) в пространстве развлекательного жанрового кино. Это уже доказал опыт творческой группа Bez Buslou Arts во главе со сценаристом и режиссером Андрей Курейчиком, хорошо знакомого с устройством кинобизнеса в России и за рубежом. Его команда единомышленников поставила перед собой задачу снимать по одному фильму в год – и держит слово.

«Журнал» также рекомендует:

 

Их полнометражный дебют – комедия «Гараш», посвященная нравам жителей микрорайона Шабаны, – после показа на фестивале «Лістапад» оказалась в широком беларусском прокате в начале 2016 года, где сумела заработать около 400 миллионов «старых» рублей (сейчас это 40 тысяч) при бюджете в 5 тысяч долларов.

Полученную прибыль съемочная группа конвертировала в производство и продвижение очередной картины – комедии «PARTY-zan фильм», вышедшей в горячую пору новогоднего проката. Фильм прошел значительно хуже запланированных ожиданий, в том числе из-за конфликта с Министерством культуры, отозвавшем у создателей фильма прокатное удостоверение. Но из-за активного использования продакт-плейсмента (рекламы известных компаний и брендов) картина удалась как коммерческий проект.

Медийный ажиотаж вокруг картин Курейчика расшевелил и других режиссеров, воспринимавших до недавней поры свои картины в качестве средства самовыражения. Молодежная драма «Граф в апельсинах» начинающего режиссера Влады Сеньковой вышла в ограниченный прокат в Минске и нескольких областных городах, собрав несколько десятков миллионов неденомированных рублей при бюджете в 4 тысячи долларов.

Воинственно настраивался и начинающий постановщик Евгений Куренчанин перед выпуском фантастического триллера «Разум», с помощью которого намеревался заработать денег. Насколько он достиг своих целей сказать трудно – фильм прошлой осенью вышел в прокат в столице и регионах, но итоговые результаты картины так и не были опубликованы.

Число экспериментов с коммерческим кино продолжает расти и за счет опытных фильмейкеров. Компания «Наше кино», в которую вошли  продюсеры Виктор Лобкович, Андрей Курейчик и Сергей Якубовский, занялась производством слэшера «Упыри». Снимает его клипмейкер Макс Сирый, с расчетом выпустить фильм в прокат нынешней осенью. В планах у компании – проведения питчингов и поддержка потенциально успешных проектов, которые по разным причинам не нашли отклика в Минкульте.

Планирует выйти на рынок с национальным кинопродуктом и международная дистрибьюторская компания «Интерфильм», занимающаяся в Беларуси исключительно прокатом. Один из ее гендиректоров Олег Головашкин, спродюсировавший в Украине и Казахстане ромкомы «Одинок по контракту» и «Наурыз.kz», планирует снять проект (или серию картин), ориентированных на семейную аудиторию. Для этого весной прошел предварительный конкурс сценариев, написанных беларусскими драматургами.

Начавшаяся борьба за коммерческую нишу в национальном кино мотивировала к косметическим переменам и госсектор. После большой прошлогодней реструктуризации, на «Беларусьфильме» вновь заработал маркетинговый отдел, который возглавил Юрий Игруша, директор бывшего предприятия «Белвидеоцентр», а заместителем директора студии по творческим вопросам назначили Вячеслава Никифорова – режиссера, в последние годы активно работавшего с российскими телепроектами.

Эти специалисты мыслят в русле рыночных отношений и конкуретной среды. При их поддержке началось тестирование направления малобюджетного кино, призванного заставить нацстудию зарабатывать. Насколько удачной окажется эта затея, пока сложно сказать. Тщательность отбора сценариев для картин, среди которых есть романтический альманах о Минске, исторические драмы и семейные мелодрамы, и требовательность к постановщикам внушает определенный оптимизм. Возможно, «Беларусьфильм» спустя годы неудач окажется способен производить востребованное у беларусов игровое кино.

«Журнал» также рекомендует:

 

Подспорьем для нацстудии по коммерциализации собственного кино могла бы стать Академия искусств – единственный в стране государственный вуз, который готовит нужных специалистов. Но результаты ее работы пока вызывают скорее чувства неловкости и смущения, чем так необходимого индустрии оптимизма. Прошедший недавно в кинотеатре «Центральный» показ дипломных работ режиссеров из БГАИ, специализирующихся на игровом кино, обнажил ряд недостатков, которыми обладает наша система кинообразования.

Во-первых, авторам банально нечего сказать. Основная масса показанных фильмов тянет на разрозненные эпизоды, диалоги из литературных первоисточников, этюды (возможно) личных переживаний, но никак на полноценные истории. По-настоящему интересных идей и проработанных сценариев, из которых мог бы проклюнуться навстречу зрителю жанровый продукт, катастрофически не хватает. Да что там – их почти нет.

Зато есть желание выйти на поле авторского кино, востребованного фестивальной публикой. Наиболее убедительна в этой роли Нелла Василевская с драмой «Мой брат». Фильм составлен из ярких штампов визуального языка интеллектуалов прошлого века, а из кустов виднеются уши фильмографии Тарковского. Но это не мешает Василевской внятно изложить сюжет и зацепить им аудиторию. И это в данном случае самое главное – способный режиссер вытянет плохой сценарий, а наоборот это не работает.

Второй момент – сравнивая дипломные работы выпускников академии с тем, что снимают непрофессиональные режиссеры, не имеющие профильного образования, часто не замечаешь между ними особой разницы. У одного лучше, у другого хуже – но у всех в целом выходит средне. И тут возникает справедливый вопрос: а что дает Академия искусств студентам? И ради чего там тратить пять лет жизни? Вопросы, на которые толком не могут ответить ни выпускники, ни преподаватели.

Снимать и монтировать сегодня может любой обладатель камеры и компьютера, при этом над «любителями» не давлеет академическая цензура, клеющая на определенные темы ярлык «неформата». Академия искусств в своем нынешнем положении не сможет помочь «Беларусьфильму» вырваться из кольца долгов и начать зарабатывать.

Разумеется, все вышеперечисленные примеры тянут в лучшем случае на одиночные эксперименты, робкие попытки нащупать направление, по которому беларусское кино может развиваться дальше. Нерешенными остаются вопросы механизмов поддержки независимого кино, отсутствует столь необходимый институт продюсирования, фрагментарна логистическая система распространения и реализации фильмов, слаба и замкнута актерская и режиссерская ниши. Государство пытается отмежеваться от независимых фильмейкеров, и им не остается искать помощи у зарубежных грантодателей или у местных бизнесменов, переживающих сейчас не самые лучшие дни.

Глухая разобщенность участников тормозит развитие отечественной киносреды, акценты в которой расставлены в пользу идеологической лояльности и личных симпатий, а не рыночных требований. Хотя должно быть наоборот.

Читайте также по теме:

 

Комментировать