Жизнь

Беларусы и алкоголь: Возвращение боярышника

1232 Дмитрий Яненко

У беларусов стало меньше денег – по крайней мере, на алкоголь. Но это не значит, что люди стали пить меньше – просто в ход пошли более дешевые напитки.

На днях в одном из торговых центров столицы корреспондент «Журнала» заметил урну, буквально переполненную пустыми упаковками от настойки боярышника. Да, той самой, которая стала настоящим дефицитом в Советском Союзе во времена сухого закона.

Когда-то знающие люди рассказывали: настойка боярышника стоила копейки (мелочь она стоит и теперь). Дешевизна вкупе с крепостью (70% спирта) приносила удовольствие. Кроме этого, существенным плюсом напитка был и вкус – спирт «глушился» ароматами трав.

Впрочем, для настоящих выпивох вкус был не главное – пили же они и стеклоочистители, и дихлофос, и прочую дрянь, от одной только мысли об употреблении которой мурашки по коже.

Но тогда, в конце 80-х – начале 90-х такие «эксперименты» были вынужденной мерой: сначала сухой закон, а затем талонная система не позволяли в любой момент, когда душа захочет, пойти-купить-выпить. А сейчас?

Провизор Анна Анатольевна поделилась ощущением, что вернулась в советские времена.

«Пошли мужички за настоечкой, вспомнили времена давно ушедших дней. А нам что, отпуск же без рецепта», – рассказала «Журналу» работница аптеки в торговом центре.

По ее словам, постоянные клиенты – люди старой закалки, которые помнят перестройку: «Так, глядишь, скоро и одеколон опять вход пойдет. Правда, он все же дороже боярышника».

Одеколон – это еще один «выход из положения» поры заката советской эпохи. Парфюм делился «знатоками» на три основные группы: первая – можно было пить любых заводов; вторая – можно было пить только определенных заводов; третья – пить нельзя. Особой популярностью пользовались «Огуречный лосьон» и «Тройной одеколон», которые на всех заводах делали качественно.

Так что, back in the USSR?

«Не совсем так, – уверяет бармен Николай. – Посетителей заведения меньше не стало. Но, что немного настораживает, алкоголь начали попроще заказывать. Например, коньяк, виски или текилу еще год назад мы каждую неделю заказывали, а теперь раз в месяц. Люди начали на водку переходить, причем отечественную. Элитная – тоже ценой кусается».

Тот же бармен рассказал «Журналу» и о других «тревожных сигналах», вроде внезапного исчезновения постоянного клиента, «который приходил в бар каждый четверг и заказывал чашечку кофе, 150 граммов армянского коньяку, лимон и бутерброд с семгой. Сидел, читал газету часик и уходил». «С начала года его не видел…» – с некоторой грустью говорит Николай. С чем это связано бармен не знает, но, судя по остальным клиентам, не исключено, что причина кроется в кризисе.

Еще одним барометром «алкогольного благополучия» являются пресловутые компашки, которые, несмотря на запреты, регулярно оккупируют лавочки во дворах. Замечено, что «соображать» любители зеленого змия начали куда большими коллективами, нежели три человека. Да и ассортимент стал проще – в основном это вино, а раньше (последние два-три года) все больше баловались «беленькой».

Снижение потребления более дорого алкоголя не означает, что цены на него в Беларуси запредельны. Россия, к примеру, уже давно установила минимальные цены, которые выше беларусских. Партнеры по ЕАЭС склоняют к этому и наше государство, которое пока не спешит существенно повышать акцизы и, тем самым, повышать стоимость алкогольной продукции.

Медики утверждают, что высокая цена на алкоголь приведет к снижению потребления среди населения. Кроме этого, по их мнению, существенный рост цен за счет повышения акцизов, позволит направить дополнительные средства на социальные нужды, в том числе и на борьбу с пьянством.

Вопреки этому мнению, уровень потребления алкоголя в Беларуси почти не снижается. Как заявила недавно вице-премьер Наталья Качанова, в 2014 году в стране продали 10,47 л абсолютного алкоголя на душу населения (в 2010 году этот показатель составил 12,22 л). Это превышает пороговый уровень потребления алкоголя, установленного экспертами Всемирной организации здравоохранения. Судя по всему, вслед за ростом цен падает не количество, а качество потребляемой продукции.

Бороться с пьянством чиновники предлагают в основном запретительными методами. В частности, предлагается использовать скандинавский опыт. Так, к примеру, в Швеции необходимо приложить недюжинные усилия, чтобы отыскать в городе магазин, торгующий крепким алкоголем. Да и время продажи такой продукции строго ограничено.

Кроме этого, считают беларусские парламентарии, необходимо если не спрятать алкоголь от глаз покупателей, то хотя бы убрать его подальше от касс.

Но все эти запретительные меры вряд ли смогут остановить желающего махануть рюмку-другую. Или бутылочку-другую настойки боярышника.

Комментировать