Живая Библиотека

Беларусский самурай: «Иисус тоже был самураем»

1292 Янина Мельникова

Беларусский самурай Ярослав Радченко. Фото в материале: Сергей Балай

 

Есть люди, при одном взгляде на которых ловишь себя на ощущении, словно стоишь на палубе несущегося над волнами корабля. Они не идут по жизни, а именно что бороздят ее волны, как заправские морские волки. Решительности, воли и свободного духа в них столько, что хватит на десяток других людей. Но одновременно, «читая» их, чувствуешь внутреннюю умиротворенность, гармонию человека с самим собой и окружающим миром. Они могли бы ломать и крушить – но вместо этого созидают, строят свою жизнь так, как сами того желают, не переходя при этом границы других.

Именно таков очередной герой совместного проекта «Журнала» с «Живой Библиотекой» – настоящий беларусский самурай.

Собираясь на встречу с ним, представляла себе эдакого любителя косплеев, заигравшегося в японские игры «дяденьку». Интриговало лишь назначенное место встречи – лицей Беларусского государственного университета.

Пазл сложился, когда выяснилось, что мой самурай – преподаватель лицея. Ярослав Радченко – историк по первому образованию, специалист в области физической культуры – по второму, экономист – по третьему. Ярослав читает в лицее спецкурс «Стратегия: искусство полководца». В аудитории – только парни. Хотя, глядя на своего харизматичного собеседника, на столе которого органично расположился настоящий самурайский меч, удивляюсь, почему под дверью не толпятся девчонки.

Наш разговор предсказуемо начинаем с меча. Раз уж он появился в первом акте, не стану дожидаться, пока «выстрелит».

«Да, это самурайский меч. Не японский, конечно, из Китая. Я больше люблю деревянные, в них, знаете, души больше. Дерево вообще как живое в руках», – начинает свой рассказ Ярослав.

Говорит, меч принес на занятия, как раз с ребятами проходили самурайское оружие. Но вообще довольно часто передвигается по городу с мечом. Обычно, без эксцессов:

«В метро только один раз остановили, да и то, молоденький милиционер просто попросил посмотреть, какой он там, в ножнах».

Речь заходит об оружии как таковом, и мой собеседник становится заметно серьезней:

«Деревянным мечем можно так же убить или покалечить, как и металлическим. Орудие само не убивает, убивает человек. Навыки и мастерство важней того, что ты держишь в руках. Известный самурай Миямото Мусаси целенаправленно и демонстративно побеждал противников деревянным мечем, чтобы показать это».

Материал подготовлен в рамках совместного проекта «Журнала» и проекта «Живая Библиотека». «Книги» в Живой Библиотеке – это люди, которые представляют какое-то меньшинство, владеют уникальным опытом или редкой профессией. Всех их объединяет одно – они Иные для большинства из нас. Больше о Живой Библиотеке можно узнать в ее сообществах Вконтакте и Facebook.

Впрочем, ни о какой кровожадности или желании наносить увечья людям и речи не идет. «Самурайство», по словам Ярослава, это, скорее, про внутренний стержень, моральный закон внутри. Быть воином в его миропонимании – не значит желать сражаться на настоящем поле боя, но иметь внутреннюю силу духа, чтобы идти своим путем:

«Это было всегда во мне. Предполагаю, что этот воинский стержень может быть в каждом. То, что я называю «самурайством», – шире, чем просто навыки. И оно есть внутри любого человека».

Как становятся самураями в Беларуси? «Как обычно, – отвечает мой собеседник. – Был внутренний кризис, как у многих молодых, было много энергии внутри, которую я не знал, куда деть. Мозгами понимал, что нужно как-то научиться ее контролировать. Если бы не пошел заниматься боевыми искусствами, может быть, пошел бы бить кого-то на улице. Это был рациональный выбор. Была цель – научиться себя дисциплинировать».

Но уже в процессе занятий Ярослав понял, что эти навыки и принципы владения собой, оружием, были всегда частью его мировосприятия: «Они не требовали какой-то особой перестройки и корректировки. Я просто нашел то, что всегда было моим».

«Был период в жизни, когда я занимался единоборством, которое в отличие от боевого искусства было спортивным направлением с судьями, правилами, временными рамками. То, что я изучаю сейчас, – это жизнь как таковая, ее особая философия, хотя тело, конечно, играет в боевых искусствах немаловажную роль. Внешне единоборства и боевые искусства могут показаться чем-то очень близким, но в действительности – совершенно разные».

То, чем занимались самураи на полях сражений, – спасение своей жизни и выполнение задачи, которую ставил перед ними хозяин или сама обстановка боя, – и было главным для них:

«Потому в боевых искусствах много жесткости, некоторые даже могут решить, что там нет правил. На самом деле они есть, и они исключительно жесткие. Нарушать их не возьмется ни один самурай».

Символ самурайства – верность. И верность не только хозяину, но и принципам поведения на поле боя: «Если ты их не придерживаешься – умрешь».

«Самурайское мировосприятие всегда было связано с его основной обязанностью – воинским делом. Оно требует многосторонней подготовки, не только физической, технической, тактической, но и психологической. Но самый главный аспект в ней – моральный», – привычно, как слушателю в лицее, рассказывает Ярослав.

Я и есть – слушатель. Сижу за партой в аудитории и внимаю, то и дело поглядывая на меч на столе. Неужели все происходящее – всерьёз?

«Когда самурай верен своей подготовке, своему оружию, своим товарищам, и, самое главное, верен принципам поведения на поле боя, – он выживет. Эти принципы в нашем светском понимании формулируются как стратегия. Если она есть, если ты ее придерживаешься, то все получится, и у тебя будет больше шансов на победу. И не только в бою, но и в жизни», – продолжает Ярослав.

«Некоторые думают, что самураи – особая порода людей. Но на самом деле они такие же люди, как и все остальные. Просто их место в обществе четко обозначено. В сословии самураев были свои герои, и свои негодяи», – звучит голос в аудитории.

Не выдерживаю, прерываю: «Стоп, стоп! Мы с вами сегодня, в 21 веке, сидим в центре Минска, можно сказать, в самом центре Европы. Вы – европеец, который всерьез называет себя самураем. Вам не кажется это, по меньшей мере, странным?»

«Почему я называю себя самураем? – удивляется мой собеседник. – Самый очевидный ответ, потому что я занимаюсь самурайским боевым искусством. Менее очевидный, но более правдивый: в японской культуре самураи как класс воинов имели высокий статус, и нормы, носителями которых они являлись, имели большое влияние на общество. И я подчеркиваю свою принадлежность к этому классу воинов».

Ярослав убежден, что, по большому счету, нет различий между самураями, рыцарями, воинами-ацтеками или современными спецназовцами:

«У всех идентичные принципы и понимание стратегии на поле боя. Когда бы не жил человек, в какой бы культуре, в каком бы обществе, они для всех одинаковы. То, что сейчас используют на практике профессиональные современные воины, делали самураи в свое время».

Разумеется, речь идет именно о профессиональном подходе.

«Я проходил службу в резерве. И хочу сказать, что срочная служба – это сбор ополчения. Они могут технически выполнять какую-то работу, но никогда не будут носителями воинских ценностей. Внешне и по своим навыкам они могут приблизить победу на поле боя, но внутренне они носители других ценностей. Могут быть учеными, художниками, строителями. Никто из них не профессионал в военном деле. И в любую минуту они сделают выбор в сторону более приоритетных для себя задач. Если тебя не захватывают в полной мере те навыки, которые нужны воину, ты не можешь им считаться», – говорит Ярослав.

А современная армия, учитывая ее массовый характер, не может стать транслятором воинских ценностей:

«Профессиональных воинов во все времена было ограниченное количество. Но когда армии стали по-настоящему массовыми, то все воинские принципы стали терять свою актуальность. Для современных армий воинские принципы – скорей исключение, чем правило».

Все дело в том, что самураи рождались и с пеленок обучались воинским принципам. И только им:

«Они больше ничего не умели делать. Сейчас такое просто невозможно. Хотя в любой сфере есть профессионалы. И в современной армии их тоже можно найти. Но в очень небольшом количестве. Честь, верность, решительность, смелость перестали быть ценностями».

Ярослав не настаивает, чтобы каждый мужчина непременно становился самураем или шел изучать боевые искусства, но постоянно подчеркивает, что в сегодняшнем мире как никогда важно быть честным, справедливым, порядочным, верным человеком:

«Не нужно исправлять чужие жизни, нужно делать свою жизнь такой, какой ты хочешь ее видеть. Если нужно, даже браться за меч».

«Что, вот так просто? Браться за меч? Идти убивать?» – спрашиваю, поглядывая на меч с нарастающей внутренней тревогой.

«Нет, речь не о жестокости, но порой нужно признать, что насилие – это то, что совершает каждый из нас каждый день. Насилие над собой по утрам, когда нужно встать, или насилие над другими, которое мы волей или неволей совершаем ежедневно. И это нормально», – говорит Ярослав.

Чем в обычной жизни помогают человеку пресловутые самурайские принципы, о которых мы говорим?

«Защищать свои ценности, стремление к саморазвитию и, одновременно, контролировать себя, обуздать свои внутренние страсти. Например, не поддаваться на вызовы общества потребления, которые подталкивают нас к покупке очередного смартфона или новой машины», – отвечает Ярослав.

«В нашем обществе не транслируются ценности гармонии с собой, внутренней свободы, ценности работы над собой. Многие люди чувствуют себя несчастными, говорят, что у них нет времени на то, чтобы заглянуть внутрь себя, нет времени взять жизнь в свои руки. И это очень странно. Почему ты не можешь распоряжаться своей жизнью сам, а не отдавать ее на откуп кому-то? Самураи учат жить полной жизнью, саморазвиваться и быть свободным».

Самурай – это обычный человек в необычных условиях. Но современный воин – скорей, наоборот, необычный человек в обычных условиях:

«И даже в этой конструкции можно быть свободным и счастливым. Достаточно иметь чистую совесть и следовать внутренним убеждениям. Самурай – по сути своей и есть форма счастливого человека, который может и готов бороться за свое счастье. В нашем мире на эту борьбу просто не все готовы. Многие люди просто не догадываются, что у них могут быть личные ценности и интересы, они привыкли служить чужим. И часто процесс познания этого – болезненный. Большая часть современного общества просто не может свыкнуться с мыслью, что можно жить для себя. И я хочу показать личным примером, что это возможно. Научить людей отстаивать свои ценности, устраивать свою, а не чужую жизнь. Людям нужно больше думать о себе. И это поможет нам всем искоренять зло в себе и вокруг себя».

«Людям нужно начать любить себя. Понять, что общество, состоящее из самодостаточных людей, более гармоничное и счастливое, менее конфликтное. Путь к себе – вот, что главное. Остальное – ничего не значащие мелочи. Если человек не может выстроить отношения с собой, он страдает и все время чего-то ищет. Заглянуть в себя часто очень страшно. Но если сделать это, все станет получатся», – убежден мой собеседник.

Напоследок мы говорим с Ярославом о его отношениях с религией.

«Я – крещеный и православный. И знаете что? Самурайская система идентична даже в мелочах системе христианской. Разумеется, не в обыденной и популяризированной ее части, в которой нужно красить яйца или окунаться в прорубь – а именно в вероучительных аспектах. Православные монахи – это те же самураи. Они – тоже воины, только воюющие на духовном поле боя. Их идеология просто один в один похожа на самурайскую. Я вам больше скажу: Иисус Христос – тоже самурай. Точнее, сюзерен – главный среди всех самураев».

Это была, без преувеличения, одна из самых необычных «книг», которую я «прочитала» в «Живой Библиотеке». Хотя кажется, что это только предисловие и начало первой главы. Самые главные мысли, с которыми я ушла с этой встречи, до сих пор не дают покоя: жить для себя и быть счастливым – вот что самое важное в жизни. Не зря же самураи так презрительно отзывались о смерти, так много шутили о ней, находясь каждый день на волоске от гибели.

Просто для того, чтобы еще острее чувствовать каждый прожитый день, чтобы ежеминутно принимать те решения, которые по-настоящему важны для тебя самого. Не оглядываясь на стереотипы, чужие мнения, попытки загнать вас в условные рамки. Разве не об этом говорят все «книги» в «Живой Библиотеке»?

Читайте другие наши Живые Книги:

Бывший наркоман: «От хорошей жизни в вену себе ничего не загоняют»

«Жертв домашнего насилия обвиняют в том, что они сами провоцируют мужей»

Веган, беларус, анархист: «Я хочу равенства и братства для всех существ на земле»

Минчанка, практикующая БДСМ: «Своего первого мальчика я связала в четыре года»

Комментировать