Мнения

Айм секси энд ай ноу ит!

2370 Виктор Мартинович

В кои-то веки российская пропаганда выдала нечто действительно эпохальное. Не то, чтобы она меньше божила в новостном эфире, но 5 миллионов просмотров ролика «Я русский оккупант», 109 тысяч лайков под ним, означают: нацию удалось задеть за живое. Русским получилось рассказать про них самих, про их подвиги, такой интонацией, что они, наконец, поверили. И возгордились.

О, этот голос, уверенно несущий фееричную чушь про то, что во время оккупации, Прибалтика делала «высококлассную радиотехнику и автомобили (?!), славилась духами и бальзамами...». Это какими духами она славилась? Духами «Дзинтарс»? А вы нюхали эти духи? Вы готовы смазать себе, уважаемый диктор, этими духами шею, а потом выйти на улицу, чтобы вас нюхали люди? «Высококлассная техника»? Это «ВЭФ» что ли? И вы бы поменяли в 1987 году «ВЭФ» на Sony?

«Меня попросили оттуда уйти, — сетует голос. — Теперь там добывают шпроты. А часть населения чистит унитазы в Европе».

Фантастика в том, что на какую-то секунду ты в это действительно веришь: рижские шпроты мы все покупаем на Новый год, а магнитофонов «ВЭФ» уже давно нет в продаже.

Но потом включается голова: во-первых, и шпроты они добывали еще при оккупации, и бальзамы никуда не делись после ее завершения (чего стоит «999», который придумали не в СССР, а в ВКЛ), и магнитофоны «ВЭФ» при их наличии в «Электросиле», выглядели бы сейчас также несчастно, как изделие «Горизонт» в «Короне Техно». А фраза про унитазы — попытка подключить к унижению литовцев, эстонцев, латышей клишированный образ «польского сантехника».

Чисто драматургически мультфильм «Я русский оккупант» — это сказка про Илью Муромца, который всех закопает. Там даже нашлось место иконке с могилкой, выведенной на чертежной миллиметровке: «по два с половиной метра на каждого», уточняет голос. «Поймите, мне не нужна ваша лицемерная свобода, мне не нужна ваша гнилая демократия, мне чуждо все, что вы называете западными ценностями. У меня другие интересы». На слове «интересы» всплывают иконки с танками, армейской звездой и всепогодным истребителем. Выражение «западные ценности» иллюстрировано портретом Кончиты Вурст и обложкой учебника для геев-отцов. Мессадж прост: мы — богатыри, вы — пид...сы.

Главным словом, которое фигурирует в этом шедевре, безусловно является слово «бойтесь»! Оно венчает череду заключений, каждое из которых является спорным, ибо в этой череде рассказывается про  то, как русский оккупант «строил авиадвигатели» и «автомобили на Украине» (это «Запорожцы» что ли?), как спас женщин Сибири от сексуальной эксплуатации, как предотвращал наркотраффик в Средней Азии. И вот, перечислив, но не удовлетворившись этим, ведущий переходит к угрозам. С какой страстью, с каким упоением это произносится: «Да, я оккупант и я устал извиняться за это! Я оккупант по праву рождения, я агрессор и кровожадный урод. Бойтесь!»

Бойтесь! Бойтесь, суки! Бойтесь, пид...ры! 5 млн. просмотров. 109 тыс. лайков. Сто тысяч русских, просмотрев видео, в котором рассказывается о том, что лучше всего они умеют воевать, сказали: «О, классно!» И поставили лайк.

Когда-нибудь мы будем разбирать это видео, пытаясь понять, что за загадочные сдвиги происходили в массовом сознании россиян во время войны с Украиной.

Пока же я хотел поделиться опытом сопоставления. Я долго не мог словить, что же мне напоминает этот конкретный тип бравады - когда некий герой радостно повествует миру о собственной гордости теми вещами, которые должны вызывать стыд. Я оккупант! Офигенно! Я такой крутой и страшный! Бойтесь! У меня есть «Калашников»!

Так вот.

Я вспомнил. Ролик LMFAO I'm sexy and I know it. Герои этого клипа совершают множество подвигов. Ходят в лиапёрдовых трусах. Танцуют с коробкой на голове. Катаются по барной стойке на скейтборде. Они совершенно убеждены, что они — неотразимы:

«When I walk in the spot, this is what I see
Everybody stops and they staring at me
I got passion in my pants
And I ain't afraid to show it (show it, show it, show it) 
 I'm sexy and I know it»

Я русский оккупант и горжусь этим. Айм сэкси энд ай ноу ит.

Тут можно было бы остановиться, но я перескажу одно наблюдение, которое почерпнул из книги американского слависта Эвы Томпсон «Солдаты империи». Анализируя переписку русских офицеров, служивших в Северо-Западном крае XIX веке, профессор Томпсон споткнулась о нечто совершенно уникальное, то, что она назвала «реверсивной колонизацией». Суть в том, пишет она, что ранее любые колонизаторы были средоточием престижа в той стране, которую они «поднимали». Любая индийская девушка мечтала в 19- м веке выйти за муж за английского капитана, равно также, как и любая малайская  девушка в Порт Диксоне 16-го века искала себе в спутники португальца. Колонизация территорий европейцами несла не только технологии, но и культуру, образование, соответственно, все местные стремились быть частью новых правящих элит. Ибо эти элиты держались не только на крови и принуждении.

Но в случае с русской колонизацией «Польши» (т. е., Беларуси), Эва Томпсон увидела нечто совершенно обратное: польские паненки отвергали ухаживания русских офицеров, т. к. воспринимали русскую администрацию на своих землях как дикарей. Переписка русских офицеров пропитана жалобами такого рода: выражение «польская красавица», присутствующее во многих альбомах пушкинской поры, означало еще и катастрофическую неприступность объекта воздыханий.

Деньги, походы, барабаны, сабли, униформа с аксельбантами не оказывала на строптивых паненок никакого эффекта! Сколько ни топай сапогами, сколько не махай саблей, сколько не дуй в походную трубу!

Для того, чтобы стать действительно «секси», человеку стоит слезть с барной стойки. Снять с себя лиапёрда. Надеть рубашку и брюки. Почистить обувь. И отложить «Калашников» в сторону.

Комментировать