Жизнь

Ася Казанцева: «ВИЧ из смертного приговора стал неприятным хроническим заболеванием»

393 Журнал

Ася Казанцева на лекции в Минске. Фото: Екатерина Раханская

 

Вакцины от ВИЧ до сих пор не существует, но благодаря современным лекарствам болезнь перестала быть однозначным смертным приговором. Сегодня ВИЧ – в большей степени социальная, а не медицинская проблема. О необходимости изменить свое отношение к проблеме ВИЧ рассказала в своей лекции в Минске биолог и научный журналист Ася Казанцева.

Ася Казанцева – один из самых известных авторов научно-популярного жанра в России. Уже ее первая книга о биологии поведения человека «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости», вышедшая в 2013 году, была удостоена премии «Просветитель». С тех пор научная журналистка выпустила еще одну книгу «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» и регулярно участвует в самых разных инициативах, делающих научное знание понятнее для простых смертных.

У Казанцевой есть прекрасная способность объяснять сложные биологические механизмы на житейских примерах и задействовать эмоции читателей и слушателей для восприятия научной информации. Прославилась она и скептичным отношением к регулированию научных и медицинских исследований этическим комиссиям – а также к феминизму. Казанцева уже выступала перед минской публикой – и с большим размахом. В этот раз биолог должна была рассказывать минчанам про вредную и полезную еду, но интерес публики был настолько силен, что организаторы фестиваля премии «Просветитель» решили  добавить в программу еще одну лекцию Казанцевой на куда более острую тему – «ВИЧ-инфекция: близка ли победа науки?»

В нашей стране живут почти 20 тысяч человек, у которых диагностирован вирус иммунодефицита человека (ВИЧ).

Человеческий организм защищается с помощью двух механизмов – клеточного и гуморального иммунитета. Специальные иммунные клетки действуют как защитники и уничтожают внешних врагов организма. Ими управляет важная система иммунитета – Т-хелперы, которые дают клеткам разрешение на борьбу с внедрившимися опасностями. Они анализируют их и программируют тот или иной иммунный ответ.

«Журнал» также рекомендует:

  

У Т-хелперов есть специальная молекула CD4, и именно с ней связывается ВИЧ, проникший в организм. Из-за этого отключаются механизмы иммунной защиты: макрофаги не атакуют бактерии, В-лимфоциты не вырабатывают антитела, и за 5-10 лет заразившийся человек, в случае отсутствия лечения, заболевает СПИДом и оказывается беззащитным перед любыми инфекциями.

До 1996 года ВИЧ был смертным приговором – Казанцева приводит в пример Фредди Меркьюри, человека, который уж точно имел средства для самого лучшего и передового лечения, но все равно умер в 1991 году, за несколько лет до появления первых лекарств от ВИЧ. Однако и они были недостаточно эффективны, поскольку воздействовали лишь на один белок вируса, в то время как он быстро трансформировался и становился к лекарству неуязвимым.

Сегодня вирус иммунодефицита человека изучен гораздо лучше, и практически все механизмы воздействия ВИЧ на клетки могут быть заблокированы. Но для этого принимать какое-то одно лекарство – неэффективно, необходим комплексный прием лекарств разных типов. В этом случае размножение вируса в организме будет приостановлено.

Ася Казанцева на лекции в Минске. Фото: Екатерина Раханская

 

Это значит, что человек сможет поддерживать достаточно высокое качество жизни. Чтобы проиллюстрировать этот тезис Казанцева показывает фотографии молодого человека с Гаити, родители которого уже успели подготовиться к похоронам и купить для сына гроб. На момент, когда молодой гаитянин начал принимать бесплатные современные препараты против ВИЧ, его заболевание уже перешло в СПИД. Тем не менее, сегодня парень работает в сельском хозяйстве, помогает родителям, которые когда-то уже утратили всякие надежды.

ВИЧ сегодня – не единовременное крушение всего, – подчеркивает Казанцева. Ведь если ожидаемая продолжительность жизни с момента постановки диагноза без лечения – в среднем 10 лет, то лечение образца 1996 года уже давало инфицированному ВИЧ еще в среднем 36 лет жизни. А лечение образца 2003 года – и вовсе 49 лет.

То есть, ожидаемая продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных не так кардинально отличается от продолжительности жизни без ВИЧ – такие люди живут в среднем 5-7 лет меньше, чем люди без этого вируса. А по некоторым (пока неофициальным) данным люди с ВИЧ в некоторых странах могут жить больше, чем люди без этого заболевания, поскольку тщательнее следят за своим здоровьем и их регулярно осматривают врачи, предоставляя всю необходимую помощь и консультации. Негативно на статистике продолжительности жизни сказывается то, что многие ВИЧ-инфицированные курят, а курение само по себе сокращает жизнь.

Благодаря лекарствам против ВИЧ увеличилась не только продолжительность и качество жизни заразившихся, но и их шансы дать жизнь здоровому ребенку. Вероятность передачи ВИЧ ребенку ВИЧ-инфицированной матерью, не получающей лечения, – 25-50%. Благодаря современным лекарствам эта вероятность снизилась до 0,46%!

Заражение происходит не в утробе матери, а в момент рождения, когда ребенок напрямую соприкасается с жидкостями организма матери, поэтому важны безопасные роды, а также обеспечение искусственного вскармливания ребенка, так как вирус передается с грудным молоком.

«Журнал» также рекомендует:

  

Меры осторожности и лечения серьезно снизили статистику рождения ВИЧ-инфицированных детей – например, в 2015 году власти Канады заявили, что за год в их стране ни одна ВИЧ-инфицированная женщина не передала свой вирус родившемуся ребенку.

Однако, сам вирус победить человечество пока не смогло – возвращается Казанцева к основному вопросу своей лекции. Можно блокировать его размножение, но «спящий» ВИЧ продолжает оставаться в организме человека. Излечением такую ситуацию назвать нельзя – ведь заразившемуся однажды человеку необходимо всю жизнь принимать таблетки. Поэтому основная научная задача сегодняшнего дня – это поиск способа вылечить ВИЧ полностью.

До последнего времени ученые утверждали, что вылечившихся от ВИЧ людей не существует. Однако, по словам Казанцевой, один уникальный случай исцеления есть. Правда, он слишком специфичен, чтобы по модели выздоровления этого человека построить принцип действия лекарства для всех.

Первый человек, который излечился от ВИЧ – Тимоти Рэй Браун, был кроме ВИЧ также болен лейкемией и нуждался в пересадке костного мозга. Чтобы победить лейкемию, необходимо убить весь костный мозг больного человека и пересадить костный мозг от донора. Благодаря этой операции, тщательно продуманной медиками, Тимоти получил не просто новый костный мозг, а мозг от особого донора. Ученые давно обратили внимание, что некоторые люди не восприимчивы к ВИЧ, хотя могут выступать его носителями – он просто не причиняет им вред. За это отвечает наличие в них клеток крови с особой мутацией в белке CCR5. Именно такого донора нашли врачи для Тимоти Рэя Брауна, и он не только выжил после этой сложной операции, но его новый костный мозг хорошо прижился. Ежегодно его тщательно обследуют, пытаясь найти в организме ВИЧ-инфекцию, но вирус себя больше никак не проявляет.

Очевидно, что обычным здоровым людям это лечение не подходит. Невозможно делать подобные операции всем ВИЧ-инфицированным – это невероятно сложная последовательность шагов, требующая избыточных времени и ресурсов. Но сам выявленный молекулярный механизм, который мешает вирусу проникать в клетки, пытаются использовать в разработке лекарства.

Ася Казанцева на лекции в Минске. Фото: Екатерина Раханская

 

Не менее сложно изобрести и вакцину против ВИЧ, ведь вирус невероятно быстро мутирует. Но ученые находят у разных штаммов ВИЧ общие фрагменты, изучают их, проводя опыты на животных. И тем не менее, работу по создания вакцины пока успешной назвать нельзя – в сегодняшнем виде она может обеспечить лишь уменьшение заражаемости на треть, что не имеет никакого практического смысла.

Интересно, что наиболее передовые разработки препаратов против ВИЧ пытаются повторить работу механизма, которым от вирусов защищаются бактерии. Тот же биологический инструмент, который есть у бактерий, можно внедрить в человеческие клетки, научить эту систему распознавать вирус ВИЧ и блокировать его. Эта методика была опробована на специальных генно-модифицированных (под человека) мышей, и на них она, вроде бы, работает, что дает надежду, что заработает она и в человеческом организме.

Но есть и социальная сторона проблемы ВИЧ. Казанцева подчеркивая, что именно безграмотность в отношении ВИЧ и депривация зараженных – более существенное зло, чем проблемы иммунитета, более-менее контролируемые медициной.

Табо Мбеки, президент ЮАР с 1999 по 2008 годы, руководя страной, в которой как минимум каждый девятый житель является носителем ВИЧ, отрицал ВИЧ как таковой, и считал, что его проявления надо лечить с помощью магии. Его взгляды распространялись в качестве официальной государственной пропаганды. Около миллиона людей, нуждавшихся в препаратах против ВИЧ, не получали лекарств, 300.000 человек погибло, и огромное число детей родилось с ВИЧ, хотя все это можно было предотвратить с помощью адекватного отношения к проблеме.

По словам Казанцевой, сегодня препараты против ВИЧ будут стоить зараженному человеку около 3-4 тысяч долларов в год, и в будущем грядет удешевление этих лекарств, поскольку истекает срок нескольких патентов, и лекарства смогут выпускать более широко.

Да, сумма в 3-4 тысячи долларов – немала, но для многих подъемна даже за счет собственного бюджета. Заразившийся ВИЧ человек должен принимать лекарства, предупреждать своего полового партнера. Но гораздо хуже – социальная депривация, обреченность людей на страх публично сказать о том, что они заражены.

«Мне хотелось бы, чтобы мы были добрее, потому что ВИЧ сегодня из смертного приговора стал неприятным хроническим заболеванием», –  утверждает Казанцева.

Лекция Аси Казанцевой «ВИЧ-инфекция: близка ли победа науки?» прошла в Минске в рамках фестиваля премии «Просветитель». «Журнал» был информационным партнером фестиваля.

Комментировать