Мнения

Акция

512 Сабина Брило

В небольшом по меркам столицы, но крупном для провинции универсаме толпились люди. Продавалось то же, что и обычно, только вот уже три дня как были скидки – на одно наименование кофе, одно наименование колбасы, одно – шоколада, на рыбу в пакетах – целых два наименования, на элитный стиральный порошок в капсулах и даже, среди прочего хозяйственно-продуктового, – на икру лососевую зернистую, изготовленную из мороженного сырья. Скидки были хорошие, до половины прежней стоимости, и обещали держаться целую неделю, при условии наличия товара на складе.

По всему магазину белыми буквами на красном фоне висело написанное сверху вниз слово «АКЦИЯ». Наибольшие скопления людей наблюдались как раз под этими транспарантами.

В торговом зале звучала бодрящая музыка. На лицах присутствующих было написано нескрываемое возбуждение. Потребительские корзины ломились от одинаковых наборов. В кассы, из которых работала только каждая третья, тянулись умиротворенные очереди.

Между рядами товаров настороженно бродил милиционер – в форме, но без корзинки. Он останавливался под каждым красно-белым полотнищем со словом «АКЦИЯ» и замирал на несколько секунд, механически поглаживая висящую на боку черную резиновую дубинку. Что-то его беспокоило.

Покупатели не обращали на милиционера никакого внимания. Каждый был занят выгодным потреблением в рамках семейного бюджета.

«Третий день сюда прихожу, – делился впечатлением интеллигент в пальто, – как зайду после работы, так и набираю полную тележку: ну, не удержаться же! Таких цен – нигде больше не найдете!» «Ага, – кивала розовощекая пенсионерка, – няма больше нигде таких цен! Колбаса сухая у два разы дешавей, я тры палки узяла, хай к новаму году ляжыць!» «Ну-так, а икра… – соглашалась молодая мама. – Тоже в два раза!»

Милиционер молчал, и в его молчании было что-то не так. Если бы кто-нибудь все-таки обратил на него внимание, он бы безошибочно определил, что блюстителя порядка что-то сильно беспокоит. Эти белые буквы на красном фоне… «АКЦИЯ». Туалетная бумага, Украина... Люди… «АКЦИЯ». Макароны, Российская Федерация… Люди… «АКЦИЯ». Сыр твердый, сычужный, Республика Беларусь… Люди… Вокруг сыра… Массово… АК!!! ЦИ!!! Я!!!

И тут над сырами возник чисто выбритый старик в коричневом берете. «Ядрыць вашу так-та, мае вы ж людцы! – начал он тоном, предполагающим продолжение. – Што ж вы такія задаволеныя, спажывецкая ваша псіхалогія! Танна вам, сабакіны вы дзеці, унукі і праўнукі?! Дык так жа ж і мусіць ежа чалавечая каштаваць! Вам костку кінулі, тыдзень паесці смачна далі – а вы, таўкачы, шчаслівыя! Вы лепей абурайцеся, бо ёсць чым абурацца ў нашым недасканалым свеце! Крытычна трэба мысліць! Ці няма ўжо мазгоў у вас, усе ў тэлевізары праглядзелі ды па крамах раскідалі?..»

«На каком это он языке? На украинском, походу? Бандеровец, походу?!» – молодая мама стала тыкать в своего мужа баночкой икры. Ребёнок в коляске заплакал и уронил чупа-чупс.

«Черт те что!» – с досадой пробормотал интеллигент в пальто и положил взятый было сыр обратно в акционную корзину.

«Идзице сибе, мужчына, не мешайця тут, а то шчас милицанера позовем!» – громко сказала розовощекая пенсионерка.

И тут все обратили внимание на милиционера. Он был уже при деле. Пищала рация. «Акция! – с просветленным лицом мальчика, сложившего паззл, докладывал блюститель правопорядка. – Акция! Массовая! Самая что ни на есть! Сколько участников? Да сколько надо, столько и возьмем! Фиксируйте адрес!.. А вы, гражданин, готовьте документы! Все – готовьте документы!!!»

В сторону небольшого по меркам столицы, но крупного провинциального универсама со стороны ГОВД неслось подкрепление. Почуяв неладное, покупатели бросили свои переполненные потребительские корзины и устремились к выходу. Но охранники уже получили приказ закрыть магазин и никого не выпускать. Под самым большим транспарантом со словом «АКЦИЯ», натянутым над входом в торговый зал, с каждой секундой увеличивалась испуганная толпа. Хуже всего было тем участникам акции, кто уже успел заплатить за колбасу – кроме страха и недоумения, у них были еще и тяжелые сумки.

Милиционер удовлетворенно поглаживал дубинку. В левой руке он держал паспорт, удостоверение, водительские права и читательский билет интеллигента в пальто, розовощекой пенсионерки, молодой мамы и старика в коричневом берете.

В обезлюдевшем торговом зале громко звучала бодрящая музыка.

Комментировать