Жизнь

2015. Итоги. Мы можем говорить, и нас готовы слышать

430 Лидия Михеева

Мы переросли «бум вышиванок», отметили день рождения Короткевича, посмотрели одно ужасное кино и много интересного – и отметили первый беларусский Нобель. «Журнал» подвел главные итоги года для страны.

2014 год стал «Годом Беларуси в Беларуси» – мы достали из закромов дедовы вышиванки, закупились молодежными вышимайками, ходили на курсы беларусского языка и праздновали на специальных фестивалях свою беларусскость. В общем, любить беларусское стало клёво, мова стала модной, а национальный узор теперь – не только элемент костюма или национальной символики, это и модное тату у вас на крестце. В 2015-м с этой модой стали происходить любопытные вещи: волна абсолютно искренней «беларусизации снизу», спонтанно возникшей изнутри активной молодежи, постепенно схлынула, а вслед за ней прокатилась вялая «беларусизация сверху».

Но особенно забавно получалось, когда моду на беларусское пытались неумело использоваться в коммерческих целях. Так, например, предприятие «Минскпрод», зарегистрированное в Смоленске, выпустило «вышиваночную» серию мороженого «Беларускі пламбір» (все остальные данные на пачке – на русском языке), а торговый центр «Ленінград», пытаясь угодить и нашим, и вашим, трогательно вставил в свое название беларусскую буковку «і».

«Беларускі пламбір» из Смоленска и «Ленінград» в центре Минска – символы того, каким образом беларусский язык из сакрального наследия редуцируется до модной рекламной фишечки. Как сделать, чтобы он стал нашей повседневности, органичной частью жизнь? – эта задача, которую уносим с собой в будущее, пережив и год вышиванки, и год «Ленінграда».

Юбилей года

В этом году исполнилось 85 лет со дня рождения Владимира Короткевича. Его гений – светлый, жизнерадостный, энергичный и человеколюбивый. Он весь – воплощение своих положительных персонажей, которым не знакомы ни отчаяние, ни уныние.

2015 год открыл для нас нового Короткевича – такого, каким он предстает в своих дневниках, опубликованных в журнале «Дзеяслоў». Пожалуй, “Дзеннік Караткевіча” – наиболее яркое литературное событие 2015 года, не особенного богатого на литературные релизы. Их герой – Короткевич, которого мы не до конца могли рассмотреть сквозь строки его произведений – рефлексирующий, страдающий, но главное – самодостаточный, и свободный.

Утраты года

В 2015 году наша культура утратила человека, который был духовным отцом для многих поколений беларусов. Ушел из жизни отец Александр Надсон, глава беларусского культурного и религиозного центра в Лондоне, переводчик Библии на беларусский язык, отдавший жизнь просветительской и благотворительной деятельности.

2015-й унес и выдающегося беларусского кинокритика Аллу Бобкову. Она активно писала о самых громких событиях внутри беларусского кинопроизводства, критиковала стратегии его развития и скандальные нововведения, «спущенные» из министерских кабинетов, болела за беларусский кинематограф, была выдающимся педагогом и помогала молодым беларусским авторам расти и находить свой стиль в кино.

Этой осенью беларусская социология потеряла Владимира Абушенко. Владимир Леонидович многие годы руководил Институтом социологии НАН в качестве заместителя директора, преподавал в БГУ. Своих учеников и собеседников Абушенко вдохновлял мыслить в стране, где исследовательской деятельности социологи почти не ведут, а в публичном дискурсе социология отсутствует.

Гибрид года

«Белгазпромбанк», основательно включившийся в работу на поле беларусского искусства, в этом году попробовал создать громкое и масштабное событие, где нашлось бы место и для закупленной им коллекции, и для молодых беларусских художников, и для зрителя, который потенциально мог бы превратиться в покупателя.

Своим размахом «Осенний салон» в Минске должен был напомнить об «Осенних салонах» в Париже начала ХХ века. Только вот то, что называется актуальным или современным искусством, в рамках минского «Осеннего салона» смотрелось случайным гостем, неуместным вкраплением среди обилия традиционной академической живописи. В этим их принципиальное отличие от парижских «Осенних салонов».

Наш «Салон» представлял собой скорее выставку в стиле «с миру по нитке», в которой практически не нашлось места социально-критическим высказываниям. Еще чуть-чуть, и «Салон» бы полностью слился по своему наполнению с выставками-продажами, где коллектив беларусских чиновников покупает «зеленку» или абстрактно-обнаженную натуру в подарок нелюбимому начальнику.

Тем не менее, подводя итоги, жюри постаралось сбалансировать ситуацию, вручив главную награду фотографу Андрею Ленкевичу за работы из серии «Прощай, Родина» с формулировкой «За исторически ответственный подход к созданию произведений современного искусства и за вклад в формирование художественной среды».

Живописные страсти года

2015 год подарил беларусам еще несколько ярких живописных событий, неизменно сопровождавшихся громкими дискуссиями. Открывшаяся частная галерея «Дом картин» привезла выставку «Великие классики ХХ века», где были представлены графические работы Шагала, Дали и Матисса. Посетив экспозицию, беларусы возмутились – неужто нас совсем не считают за людей, и вместо «настоящей живописи» (то есть известных масляных полотен), везут к нам маленькие рисунки, книжные иллюстрации?

Возмущение по-человечески понятно – ведь на афише «Дома картин» красовались как раз таки живописные шлягеры «классиков». А после такого облома даже маститому искусствоведу трудновато объяснить публике, что малоизвестные работы по-своему любопытней «хитов».

Интригой остается, постигнет ли такая же участью выставку «Гойя…Пикассо» в Национальном музее, на которой также представлены рисунки и гравюры.

На фоне шума вокруг громких имен западных живописцев без ажиотажа прошли по-настоящему достойные внимания выставки беларусских корифеев – Мая Данцига в Национальном музее и Людмилы Русовой в Галерее Ў. Упущенную возможность познакомиться с национальным измерением большого искусства можно частично наверстать: до 11 января продлится выставка ярчайшего беларусского колориста Николая Залозного. Главное – протиснуться через толпу, спешащую на Самого Пикассо.

Культурные интернет-проекты года

В 2015 году интернет стал полноценным пространством для виртуальных музеев и архивов. Весной стартовали два новых сайта на платформе KALEKTAR – энциклопедия беларусского искусства INDEX и ZBOR – собрание аналитических материалов о художественных высказываниях, созданных в Беларуси за последние десятилетия.

Интернет не только представляет возможности каталогизировать и донести до читателя/зрителя упорядоченные и эксклюзивные материалы об искусстве. Он становится пространством, где можно то, что трудно реализуемо в оффлайной Беларуси: в 2015 году наконец появился виртуальный «Музей Советских репрессий в Беларуси», в котором собрана база имен репрессированных беларусов, а также десятки интервью с теми, кому удалось выжить.

Антисобытие года

Страна долго ждала, и дождалась. «Мы, братья» вышли на экраны страны. Правда, голосовать рублем за первый беларусский мега-блокбастер зритель не очень-то спешил. Искренние соболезнования тем, кто был вынужден посмотреть «Мы, братья» по долгу службы – журналистам, кинокритикам, а всем тем подневольным беларусам, которых «приглашали» посмотреть фильм для массовости отчетных кинопоказов.

Остается только порадоваться за фестиваль «Лістапад»: к счастью, выборы были назначены на октябрь, и открываться фильмом «Мы, братья» главному кинематографическому форуму Беларуси не пришлось.

Превзойденные ожидания года

Уже несколько лет, как минский кинофестиваль «Лістапад» избавился от дешевого официоза беларусских официально-протокольных мероприятий и перестал походить на кинематографический «Славянский базар». И программа, и гости, и общий стиль фестиваля говорят о том, что «Лістапад» приобрел европейское лицо.

В этом году кинофорум запомнился скорее своим масштабом: специальных программ было так много, что кинолюбителю впору было взвыть от недостатка времени, отпущенного на просмотр множества отличных фильмов. Александр Сокуров и Гаспар Ноэ, Александр Миндадзе и Апичатпон Вирасетакун, Василий Сигарев и Цзя Джанкэ, Рой Андерссон и Брийянте Мендоса, Паоло Соррентино и Иван Вырыпаев…

А кроме всего этого – еще и множество отличной документалистики и ретроспектив. А для тех, кто всё еще верит в беларусское кино – свежие картины Курейчика, Кудиненко и других молодых и дерзких режиссеров.

Единственный вопрос – была ли вся эта роскошь по достоинству оценена минским зрителем. Настолько насыщенная программа превосходит наш традиционно заниженный порог ожиданий, и не все «вкусные» фильмы нашли свою аудиторию.

Что ж, минчанам пора привыкать к мысли, что столица получила свой большой фестиваль, и несколько дней в ноябре стоит посвятить повышению своей кинематографической грамотности. «Любить» живопись и рассматривать масляные полотна на стенах нас уже приучили. Глядишь, и вкус к хорошему кино постепенно привьется.

Событие года

Тут без вопросов – это вручение Нобелевской премии по литературе беларусской писательнице Светлане Алексиевич.

Переломав немало копий, все-таки мы почти договорились до консенсуса: премия должна стать поводом для радости и солидарности, ведь поводов почувствовать себя разобщенными у нас в последнее время появлялось гораздо больше, чем стимулов для сплочения.

Премия Светлане Алексиевич – не только оценка ее личных заслуг, не только повод для позитивных упоминаний нашей страны, это и знак качества. Ведь через зеркало внешнего восприятия к нам приходит «уточненный» образ самих себя, а зачастую – более привлекательный, чем это рисуется в локальных масштабах.

Беларусская культура интересна европейцам: в этом году в Вене поставлена пьеса Виктора Мартиновича «Самое лучшее место на свете», в немецком издательстве вышла книга Артура Клинова «Шалом».

И Нобель Алексиевич удостоверяет и подытоживает различные достижения наших соотечественников, показывая беларусам – мы можем говорить, и нас готовы слышать.

Комментировать