июля 17th, 2017

«Вокруг Беларуси». Родина – это китайский моторчик

967 Жизнь

«Новые мобильные» – дети бездарного образования с вычеркнутой национальной составляющей. Интуитивные европейцы без школы и алиби. Их делало культурное поле с минимальным беларуским сегментом и жестко отцензурированной исторической памятью. И не смогло дать материала для построения адекватной пограничной нации персональной идентичности

июля 15th

июля 14th

июля 13th

«Подменил собой государственные СМИ». YouTube, свобода слова и запреты на всё

2307 Политика

В деле Максима Филиповича главное – не доказать, что его канал на YouTube не является СМИ. Главное – понимать, что попытки государства разделить информацию на «законную» и «незаконную» – неправомерны. Что само понятие «средств массовой информации» бесповоротно устарело. И что свобода слова – это то, на что не нужно спрашивать разрешения у государства

июля 12th

Новый «Твин Пикс». 25 лет в Чёрном вигваме

437 Арт

Выйдя из Черного вигвама, агент Купер застал нас в эпоху постправды, эпоху твиттера Дональда Трампа, выжженных зеленкой глаз и автозаков. Мир выглядит все более по-линчевски, власть в нем все более похабна, часто смехотворна, карикатурна, но от этого не менее необузданна в проявлении насилия. Где Белый вигвам и существует ли он в принципе – по-прежнему непонятно. Но Линч, собравшись с силами, снова пугает нас, будит, напоминая о самых простых вещах

июля 10th

«Brest Stories Guide». В поисках утраченных монументов

608 Арт

«Brest Stories Guide» работает, скорее, с памятью, которая создает прошлое из воображаемых, в случае с беларусским городом, монументов. «Уникальность» нашего культурного ландшафта в том, что самих памятников, даже их следов, нет. «Brest Stories Guide» создает ситуацию, в которой сам зритель, через свою микрофизику и эмоции воображает этот ландшафт

июля 6th

Город просыпается. Как граждане могут влиять на принятие решений

827 Жизнь

Работают ли петиции и могут ли граждане заставить власти прислушаться к своему мнению? Можно ли спасти Осмоловку и где еще у города болит? И как вообще нам вернуть себе право на город? Разбираемся

Страницы